Главная страница
Контакты

    Главная страница


Гарантии, предоставляемые в связи с осуществлением профсоюзной деятельности

Скачать 51.68 Kb.



Скачать 51.68 Kb.
Дата29.03.2018
Размер51.68 Kb.

Гарантии, предоставляемые в связи с осуществлением профсоюзной деятельности


Второй вид гарантий профсоюзным работникам связан с занятостью и оплатой труда. Согласно Конвенции № 135 представителям работников предоставляются возможности, позволяющие им быстро и эффективно выполнять свои функции (ч.1 ст.2). Это положение раскрыто в Рекомендации №143, в которой указывается на необходимость сохранения за освобожденными представителями работников их должности, заработной платы, стажа, даже если они выполняют свои функции вне места работы (ст.8). Подобные гарантии установлены и для неосвобожденных профсоюзных работников на время исполнения общественных обязанностей (п.1 ст.10 Рекомендации № 143). Гарантии этого вида частично восприняты российским законодательством. Порядок оплаты времени участия неосвобожденных представителей работников в профсоюзных мероприятиях устанавливается коллективным договором или соглашением (ч.14 ст.374 ТК РФ). В ТК РФ предусмотрены: сохранение должности за освобожденными профсоюзными работниками либо предоставление по его согласию другой равноценной должности (ч.1 ст.375), зачет профсоюзной работы в стаж освобожденных представителей работников (ч.2 ст.375), возможность сохранения общероссийским (межрегиональным) профсоюзом среднего заработка на период трудоустройства при невозможности реализовать вышеуказанную гарантию занятости (ч.1 ст.375). Возможность посещения профсоюзных собраний, конференций и конгрессов, учебных мероприятий - третий вид гарантий. В целях реализации нормы ч.1 ст.2 Конвенции № 135 предлагается предоставлять неосвобожденным профсоюзным работникам необходимое времядля выполнения ими функций по представительству работников (п.1 ст.10 Рекомендации № 143) и участия в профсоюзных собраниях, профсоюзных учебных курсах, конгрессах и конференциях (п.1 ст.11 Рекомендации № 143). Согласно нормам российского трудового права, неосвобожденные профсоюзные работники освобождаются от основной работы для участия в профсоюзной деятельности, съездах и конференциях. Условия предоставления свободного от работы времени для краткосрочной профсоюзной учебы предусматриваются коллективными договорами (ч.14 ст.374 ТК РФ). То есть гарантии данного вида были восприняты российским законодателем. В Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. установлено, что профессиональные союзы имеют право на беспрепятственное функционирование (ст.8). Для эффективного выполнения своих задач профсоюзы должны быть независимы в своей деятельности от государства, работодателей и их объединений. Государства не должны влиять на представителей работников, а также пытаться превратить профсоюзное движение в инструмент политики (ст.3 Конвенции № 87). Конвенция № 98 прямо запрещает вмешательство работодателей в работу профсоюза (ст.2). Работники самостоятельно выбирают своих представителей, организуют аппарат и деятельность, формулируют программу и учредительные документы (ст.3 Конвенции №87). Также профсоюзные организации не могут быть распущены либо временно запрещены государственными органами (ст.6 Конвенции №87). Независимость профсоюза - это залог эффективности выполнения его задач (п.2 - 3 Резолюции 1952 г.). С этим утверждением следует согласиться, так как профсоюз представляет интересы исключительно работников. Если в его работу вмешивается другая сторона трудового отношения, то теряется смысл профсоюзного представительства. В российском трудовом законодательстве также закреплен принцип независимости профсоюзов (ст.5 Закона О профессиональных союзах). С целью обеспечения права профсоюзов на независимость в международных актах устанавливаются гарантии самим профсоюзам. Первым видом таких гарантий, по нашему мнению, можно считать своевременное получение информации от работодателя, так как оно обеспечивает эффективную работу профсоюза. МОТ рекомендует содействовать сотрудничеству (помимо коллективных переговоров) между работодателями и работниками на уровне организации по вопросам, представляющим общий интерес (ст.1 Рекомендации МОТ № 94 О консультациях и сотрудничестве между работодателями и работниками на уровне предприятияРекомендация МОТ № 94 «О консультациях и сотрудничестве между работодателями и работниками на уровне предприятия», принята в г. Женеве 26 июня 1952 г. на 35-ой сессии Генеральной конференции МОТURL: http: www.ilo.orgwcmsp5groupspublic---ed_norm---normesdocumentsnormativeinstrument wcms_r094_ru. htm (датаобращения: 7 марта 2016 г.). ). МОТ предлагает проводить в организации политику установления устойчивых связей между работниками и работодателями для быстрого распространения и обмена как можно более полной и объективной информацией по различным аспектам жизни организации и социальных условий работников. (ст.2 - 3 Рекомендации МОТ №129 О связях между администрацией и работниками на предприятииРекомендация МОТ №129 «О связях между администрацией и работниками на предприятии», принята в г. Женеве 7 июня 1967 г. на 51-ой сессии Генеральной конференции МОТURL: http: www.ilo.orgwcmsp5groupspublic---ed_norm---normesdocumentsnormativeinstrument wcms_r129_ru. htm (дата обращения: 7 марта 2016 г.). ). То есть с точки зрения МОТ, информирование друг друга сторонами социального партнерства должно осуществляться не предоставлением сведений от раза к разу, а в ходе постоянного диалога. В отличие от этого, Европейская социальная хартия рекомендует два варианта информирования: либо регулярно, либо по мере необходимости.

Европейская социальная хартия - конвенция Совета Европы, закрепляющая ряд социальных прав человека (в отличие от ЕКПЧ, закрепляющей главным образом гражданские и политические права). Принята в 1961 году, вступила в силу в 1965 году.

Речь идет о предоставлении профсоюзу информации об экономическом и финансовом положении организации, если раскрытие такой информации не нанесет ущерб работодателю. В этом случае она может быть предоставлена на условиях конфиденциальности либо не предоставлена вовсе. Информация должна предоставляться в доступной для работников форме. Также предусматриваются своевременные консультации по решениям работодателя, которые могут существенно затронуть интересы сотрудников, особенно если это касается вопросов занятости (ст.21). По нашему мнению, предоставление информации на постоянной основеявляется более предпочтительным, так как обеспечивает профсоюзу обладание всей полнотой информации о положении в организации, что дает возможность реагировать на изменения, касающиеся интересов работников, предотвращать конфликты с работодателем. Однако в российском законодательстве гарантии информации значительно сужены: речь идет о предоставлении работодателем информации в ходе коллективных переговоров (ч.7 ст.37 ТК РФ) и в нескольких случаях по ч.2 ст.53 ТК РФ. Вторым видом гарантий, по нашему мнению, можно считать обеспечение возможности деятельности профсоюза по информированию работников. В Рекомендации № 143 приведено два варианта: вывешивание в помещениях и на территории работодателя профсоюзных объявлений в местах, согласованных с администрацией и легко доступных для работников (п.1 ст.15), и распространение среди работников информационных материалов и других документов профсоюза (п.2 ст.15). С нашей точки зрения, данная гарантия является очень важной для эффективной работы профсоюза, так как если работники не будут знать о его деятельности, то и не станут в него вступать. ТК РФ предусматривает возможность размещения информации профсоюзом в доступных для работника местах (ч.1 ст.377). Третий вид гарантий связан с материальным обеспечением деятельности профсоюза. Речь идет о порядке взимания членских взносов. Работодатель не должен препятствовать регулярному сбору таких взносов представителями профсоюза (ст.14 Рекомендации № 143). Также стороны социального партнерства могут договориться о порядке сбора профсоюзных взносов. Российское трудовое законодательство предусматривает бесплатное перечисление работодателем членских взносов на счет профсоюзной организации (ч.3 ст.28 ТК РФ). Обеспечение свободного доступа на территорию работодателя и ко всем рабочим местам является четвертым видом гарантий профсоюзам. Профсоюз не сможет правильно оценивать ситуацию в организации, следовательно, защищать интересы работников без доступа к рабочим местам и общения с работниками. В частности, на это указывает Рекомендация № 143 (ст.12). Другим аспектом этой проблемы является возможность доступа без необоснованной задержки к работодателю (ст.13 Рекомендации № 143). Несоблюдение данной нормы может повлечь невозможность выработки совместных решений, проведения конструктивных консультаций и переговоров. Рекомендация № 143 также предлагает разрешить доступ в организацию представителям профсоюза, не являющимся ее работниками, если в этой организации заняты другие члены того же профсоюза (п.1 ст.17). Однако доступ довольно сложно обеспечить в связи с пропускным режимом во многие организации. В российском трудовом праве данного вида гарантий не предусмотрено. Итак, регулированию гарантий в связи с профсоюзной деятельностью в нормах международного трудового права уделено значительное внимание. Они устанавливаются как в актах общего характера, так и в специальных документах, посвящённых профсоюзным гарантиям. Наиболее широкие гарантии предоставлены международными правовыми нормами самому профсоюзу. Общее сопоставление с регулированием в России показывает, что многие гарантии, закрепленные в международном праве, восприняты отечественным законодателем. 1.3 История регулирования гарантий осуществления профсоюзной деятельности в России 1.3.1 Гарантии профсоюзной деятельности в 1922-1989 гг. Впервые статус профсоюзов в советском законодательстве был определен в годы НЭПа. Кодекс законов о труде РСФСР 1918 г. Кодекс законов о труде РСФСР 1918 г. Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства РСФСР. 1918. № 87 - 88. Ст. 905. (далее - КЗоТ 1918 г.) не содержал норм о профессиональных союзах. Отдельные положения о них устанавливались в некоторых подзаконных актах Постановление СНК РСФСР от 31 марта 1920 г. «О сметах на содержание фабрично - заводских комитетов и комитетов служащих» СУ РСФСР. 1920. № 25. Ст. 121; Постановление ВЦИК от 18 ноября 1920 г. «О предоставлении губернским советам и уездным бюро профессиональных союзов помещений для устройства дворцов труда СУ РСФСР. 1920. № 91. Ст. 479. . КЗоТ 1922 г. включал специальную главу, посвященную профсоюзам. Вместе с тем, полномочия профессиональных союзов по отдельным вопросам труда содержались практически во всех его главах, что свидетельствовало о значительной роли профсоюзов в регулировании трудовых отношений. В 30-е гг. XX в. шел активный процесс огосударствления профсоюзов. В 1933 г. на Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов (далее - ВЦСПС) были возложены функции Народного комиссариата трудаПостановление ЦИК СССР, СНК СССР и ВЦСПС от 23 июня 1933 г. «Об объединении Народного Комиссариата Труда Союза ССР и ВЦСПС СЗ СССР. 1933. № 40. Ст. 238. . Кроме того, к ВЦСПС перешла функция издания актов, разъясняющих порядок применения законодательства о труде. Декларировалось, что профсоюзы в СССР выполняли две функции - производственную и защитную, но фактически производственная функция возобладала. Профсоюзы становились частью государственного аппаратаБердычевский В. С. Указ. соч. С. 160. , о чем свидетельствует переход к ним ряда государственных полномочий: охрана труда, государственное социальное страхование и др. Не смотря на ратификацию Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6 июля 1956 г.

Верхо́вный Сове́т Союза Советских Социалистических Республик (Верхо́вный Сове́т СССР) - высший орган государственной власти в 1938-1989 годах, высший представительный и законодательный орган Союза Советских Социалистических Республик, действовавший в период с 1938 по 1991 годы.

«О ратификации конвенций Международной Организации Труда (МОТ) » Ведомости ВС СССР. 1956. № 14. Ст. 301. Советским союзом Конвенции № 98 и Конвенции № 87, запрещающих вмешательство государства в дела профсоюзов и использование их как инструмента политики, нормы конвенций не соблюдались. Фактически, членство в профсоюзах было обязательноеБарабанов А.А. Профсоюзы России в условиях современной политической системы: автореф. дис.... к. п. н. СПб., 2013. С. 12. . Коллективные договоры во многом были направлены на установление обязательств по выполнению Госплана производства. Интересы трудящихся вследствие этого уходили на второй план, а профессиональные союзы в своей деятельности зачастую руководствовались лишь первой частью лозунга Профсоюзы лицом к производству, ближе к массамСтенограмма XVI Всероссийского съезда Советов 15-23 января 1935 г. (Стенографии, отчет). М., 1935. . Вследствие этого, социальное партнерство как форма сотрудничества между представителями работников и работодателей в Советском государстве отсутствовало. В 50 - 60 гг. XX в. деятельность профсоюзов регулировалась, в основном, многочисленными подзаконными актами Положение «О социалистическом государственном производственном предприятии», утв. Постановлением Совмина СССР от 4 октября 1965 г. № 731 СП СССР. 1965. № 19-20. Ст. 155. . Отдельные главы о профсоюзах содержали Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о труде 1970 г. Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о труде 1970 г. Ведомости ВС СССР. 1970. № 29. Ст. 265. (далее - Основы 1970 г.) и КЗоТ 1971 г., дополнявшиеся и изменявшиеся на уровне подзаконных актовПоложение«О правовой инспекции труда», утв. Постановлением Президиума ВЦСПС от 22 ноября 1976 г. СП ВЦСПС. 1977. в 70-х и 80-х гг. XX в. В советское время трудовое законодательство, в отличие от современного, не содержало определения гарантий, однако, сами гарантии предусматривались. Тем не менее, А.Я. Петров отмечает, что в разделе Вознаграждение за труд КЗоТ 1918 г. не совсем обоснованно были закреплены некоторые гарантииПетров А.Я. Указ. соч. С. 63. . Примером гарантии по КЗоТ 1918 г. может служить сохранение заработка на время отпуска (ст.77). Впервые отдельную главу о гарантиях советский законодатель предусмотрел в КЗоТ 1922 г. В ней устанавливались гарантии в связи с командировками (ст.81), избраниями на выборные должности (ст.77.1), общественной деятельностью (ст.79), переводами (ст.82), увольнениями (ст.88 - 90), службе в Красной Армии (ст.80) и др. КЗоТ 1971 г. так же включал в себя главу, посвященную гарантиям. Они устанавливались для работников, направленных на повышение квалификации (ст.112), в медицинские учреждения (ст.113), на работу в другую местность (ст.116) и т.д. По нашему мнению, советское законодательство с 20-х до конца 80-гг. XX в. предусматривало гарантии профсоюзным работникам и членам профсоюза, а также самому профсоюзу. К первой группе относились гарантии при увольнении, переводе и наложении дисциплинарного взыскания. Во вторую группу входили гарантии материального обеспечения работы профкома, предоставления имущества и денежных средств профкому для организации культурно-массовых мероприятий. Рассмотрим гарантии профсоюзным работникам и членам профсоюза. Как мы упоминали ранее, запрет дискриминации в отношении профсоюзных работников дает возможность эффективного выполнения ими своих представительских функций. Основы 1970 г. и КЗоТ 1971 г. не содержали отдельных статей о запрещении дискриминации. Единственное упоминание об обеспечении равноправия в области труда встречается в Преамбуле к КЗоТ 1971 г. Однако в ней перечислены только три основания дискриминации: пол, раса, национальность. Отдельного указания на запрет дискриминации по признаку членства в профсоюзе не предусматривалось. По нашему мнению, это связано не столько с несовершенством законодательства, сколько с реалиями того времени. Профсоюз был самой массовой общественной организацией при государстве, признавался школой коммунизма Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 42. М., 2013. С. 203. , вступление в него активно поощрялось. Поэтому вопрос о дискриминации работников и членов профсоюза в СССР не поднимался. Тем не менее, Советский Союз ратифицировал Указ Президиума Верховного Совета СССР от 31 января 1961 г. «О ратификации конвенций Международной Организации Труда (МОТ) » Ведомости ВС СССР. 1961. № 6. Ст. 58. Конвенцию № 111 и ряд других международных актов, предполагавших запрещение любой дискриминации, поэтому, по нашему мнению, правило о недопустимости дискриминации профсоюзных работников в советском трудовом праве существовало. Кроме того, характер гарантий, предоставляемых профсоюзным работникам и членам профсоюза в СССР, говорит об их антидискриминационной направленности: особый порядок увольнения, привлечения к дисциплинарной ответственности и т.д. С точки зрения нератифицированной Советским Союзом Конвенции №135 и Рекомендации №143, цель данных гарантий профсоюзным работникам - беспрепятственное осуществление профсоюзной деятельности. Первый вид гарантий был связан с увольнением. По общему правилу, расторжение трудового договора всех работников по любым основаниям по инициативе администрации не допускалось без предварительного согласия профсоюзного комитета (ст.35 КЗоТ 1971 г.). При увольнении неосвобожденных от основной работы председателя или члена профсоюзного комитета по инициативе работодателя требовалось согласие вышестоящего профсоюзного органа (ст.160 КЗоТ 1922 г., ч.2 ст.235 КЗоТ 1971 г.). А.Ф. Нуртдинова отмечает, что специфика общественного и правового положения профсоюзов объясняет необходимость процедуры предварительного согласия. Профком выступал в качестве органа надзора за соблюдением законодательства о труде. Этим объясняется отсутствие механизма обжалования решений профсоюзных органов работодателем в том случае, когда они не давали согласия на увольнениеНуртдинова А.Ф. Указ. соч. С. 4. . Несмотря на, казалось бы, однозначность толкования нормы о необходимости согласия профсоюза на увольнение члена профкома, на практике возникли проблемы с ее применением. В Положении о правах фабричного, заводского, местного комитета профсоюза от 15 июля 1958 г. Положение«О правах фабричного, заводского, местного комитета профессионального союза», утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 июля 1958 г. Ведомости ВС СССР. 1958. № 15. Ст. 282. нормы о получении согласия профсоюза при увольнении членов профкома не было. Поэтому Пленум Верховного Суда РСФСР в Постановлении от 29 декабря 1962 г. №14 О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике по применению трудового законодательстваПостановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 29 декабря 1962г. №14 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике по применению трудового законодательства» Бюллетень Верховного суда РСФСР. 1963. № 2. Ст. 7. , проигнорировав требования ст.160 КЗоТ 1922 г., пришел к выводу, что увольнение по инициативе администрации членов профкомов, не освобожденных от основной работы, должно было производиться в общем порядке, т.е. без получения согласия вышестоящего профсоюзного органа. З.К. Симорот отмечает, хотя указанное разъяснение противоречило законодательству, оно проводилось в жизньСиморот З.К., Монастырский Е.А. Проблемы кодификации законодательства Союза ССР и союзных республик о труде. Киев, 1977. С. 154. . По-иному сложилась практика в Украинской Советской Социалистической Республике (далее - УССР).

Украи́нская Сове́тская Социалисти́ческая Респу́блика (УССР) (укр. Українська Радянська Соціалістична Республіка, УРСР) - советская республика, провозглашённая на части территории бывшей Российской империи, одно из государств-основателей Советского Союза (СССР), союзная республика в его составе.

Пленум Верховного Суда УССР в Постановлении от 22 февраля 1964 г. обратил внимание судов на то, что увольнение членов профкома может быть произведено только с согласия вышестоящего органа профсоюза Там же. С. 154. , что соответствовало республиканскому законодательству. По нашему мнению, такая ситуация имела место из-за наличия большого массива подзаконных актов, уточняющих, изменяющих или дублирующих законодательство по какому-либо вопросу, что было характерно для советской эпохи. При этом часто не отменялись устаревшие нормы. Это негативно сказывалось на правоприменительной практике, так как значительное время требовалось только для того, чтобы разобраться, какой акт и в какой его части применяется к правоотношениям. После вступления в силу Основ 1970 г. практика Верховного Суда РСФСР изменилась. В Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 19 октября 1971 г. № 6 О применении в судебной практике Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 19 октября 1971 г. № 6 «О применении в судебной практике Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде СПС «КонсультантПлюс». давалось толкование ст.18 Основ 1970 г. В частности, пояснялось, что расторжение трудового договора с членами профкома по инициативе администрации не допускалось без предварительного согласия профессионального союза. В случае расторжения трудового договора с нарушением этого требования уволенный работник восстанавливался на прежней работе. Данные положения дублировались в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 г. №3 О применении судами законодательства, регулирующего заключение, изменение, прекращение трудового договора Постановление Пленума Верховного суда СССР от 26 апреля 1984 г. №3 «О применении судами законодательства, регулирующего заключение, изменение, прекращение трудового договора» СПС «КонсультантПлюс». . То есть судебная практика перестала вступать в противоречие с действовавшим законодательством. Однако для увольнения по инициативе администрации некоторых категорий работников согласие профсоюза не запрашивалось. Согласно Постановлению Президиума Верховного Совета СССР от 30 сентября 1965 г. Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 30 сентября 1965 г. «О порядке применения ст. 10 Положения о правах фабричного, заводского, местного комитетов профессионального союза Ведомости Верховного Совета СССР. 1965. № 40. Ст. 587. к ним относились руководители предприятий, их заместители и помощники, главные инженеры, главные бухгалтеры (старшие бухгалтеры), главные конструкторы, главные механики, главные энергетики, другие главные специалисты, начальники цехов, их заместители и иные лица, указанные в Перечне № 1 (Приложение № 1 к Положению О порядке рассмотрения трудовых споров от 20 мая 1974 г. Положение«О порядке рассмотрения трудовых споров», утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 мая 1974 г. Ведомости ВС СССР. 1983. № 33. Ст. 507. ). Это обосновывалось тем, что данные работники выполняли, в том числе административные функции в организации, поэтому трудовые споры об их увольнении разрешались вышестоящими органами. Кроме того, не требовалось согласие профкома на увольнение при прекращении трудового договора с работником в связи с его направлением по постановлению суда в лечебно-трудовой профилакторий, а также в случае нарушения администрацией установленных правил приема на работу (п.4 ст.106 Основ 1970 г.). Считаем данные изъятия из общего правила обоснованными. Во-первых, профсоюз не имел полномочий пересматривать постановление суда о направлении работника в профилакторий. Во-вторых, прием на работу - отношения, сопутствующие трудовым, следовательно, на момент нарушения лицо еще не было работником, поэтому общее правило о согласии профсоюза на увольнение работника к такому лицу не применялось. Второй вид гарантий профсоюзной деятельности был связан с переводом. Перевод члена профкома на другую работу администрацией допускался с согласия профсоюзного комитета, а перевод председателя профкома - с согласия вышестоящего профсоюзного органа (ч.1 ст.99 Основ 1970 г., ч.1 ст.235 КЗоТ 1971 г.). В данном случае законодатель имел в виду обязательные временные переводы (например, в связи с производственной необходимостью и простоем), так как они производились без согласия работника (ст.26 КЗоТ 1971 г.). Такая дополнительная гарантии предусматривалась, в том числе для работников, на которых распространялось действие уставов о дисциплине и поименованных в Приложении №1 к Положению О порядке рассмотрения трудовых споров от 20 мая 1974 г. Третий вид гарантий профсоюзной деятельности предполагал согласование с профсоюзным комитетом вопросов о допустимости наложения на члена профкома дисциплинарного взыскания и о выборе конкретной меры дисциплинарного воздействия. На руководителей профкомов дисциплинарное взыскание накладывалось в случае получения согласия вышестоящего профсоюзного органа (ч.1 ст.99 Основ 1970 г., ч.1 ст.235 КЗоТ 1971 г.). Данная гарантия применялась также к категориям работников, перечисленным в Приложении №1 к Положению О порядке рассмотрения трудовых споров от 20 мая 1974 г. Данные гарантии обосновывались статусом профсоюза, который, среди прочего, входил в систему рассмотрения трудовых споров, то есть был наделен полномочиями по проверке правильности применения законодательства, в том числе о дисциплинарных проступках. В советском трудовом праве второй половины XX в. значительное внимание уделялось гарантиям деятельности самого профсоюза. Впервые законодательное закрепление такие гарантии получили в 70-е гг. В соответствии со ст.98 Основ 1970 г. взаимоотношения профсоюзного комитета с администрацией организации устанавливались законом СССР о правах профсоюзного комитета предприятия, учреждения, организации, однако, такого закона принято так и не было. Вместо него действовало Положение от 27 сентября 1971 г. О правах профсоюзного комитета предприятия, учреждения, организацииПоложение«О правах профсоюзного комитета предприятия, учреждения, организации», утв. Указом Президиума ВС СССР от 27 сентября 1971 г. № 2151-VIII Ведомости ВС СССР. 1971. № 48. Ст. 469. (далее - Положение о правах профкома). В п.2 этого положения указывалось на несколько аморфную обязанность работодателя обеспечивать условия для работы профсоюза. В развитие этой нормы были приняты положения о конкретных гарантиях профсоюзной деятельности. Во-первых, в советском законодательстве устанавливались гарантии материального обеспечения работы профкома. Работодатель обязан был предоставить профсоюзному комитету бесплатно необходимые помещения со всем оборудованием, отоплением, освещением, уборкой и охраной для работы самого комитета и проведения собраний, а также транспортные средства и средства связи (ст.233 КЗоТ 1971 г., п.28 Положения о правах профкома). В СССР на профсоюзы возлагалось большое число обязанностей, которые в настоящее время выполняются работодателем или государством, поэтому законодатель предоставил значительные гарантии материального обеспечения работы профсоюзов для реализации их полномочий в области кадровой политики, сфере социального страхования, жилищно-бытового и культурного обслуживания работников и т.д. Во-вторых, в советское время были предусмотрены гарантии, связанные с предоставлением имущества профкому для организации культурно-массовых мероприятий. Здания, помещения, сооружения, сады и парки, предназначенные для ведения культурно-просветительной, оздоровительной, физкультурной и спортивной работы, пионерские лагеря, состоявшие на балансе организации или арендованные, передавались в бесплатное пользование профсоюзному комитету. Содержание, ремонт, отопление, освещение, уборка, охрана, а также оборудование таких объектов производились за счет работодателя (ст.234 КЗоТ 1971 г.). Перечень оборудования и хозяйственного инвентаря, передаваемого профкому, определялся руководителем организации совместно с профсоюзным комитетом в пределах средств, предусматриваемых по смете на эти цели. Инвентарь приобретался предприятием на средства фондов предприятия, ширпотреба, социально-культурных мероприятий и жилищного строительства, а также сумм премий по социалистическому соревнованию (п.28 Положения о правах профкома). С нашей точки зрения, такие широкие гарантии в части предоставления помещения и оборудования для проведения общественной работы предусматривались в связи с тем, что одной из основных функций советских профсоюзов была организация культурно-массовых мероприятий для работников. Кроме того, так как профсоюзы, фактически, были на службе у государства, то оно занималось обеспечением их деятельности. Отметим, что советское законодательство устанавливало встречные обязанности профкома по работе с передаваемыми помещениями и инвентарем. Профсоюзный комитет обязан был обеспечить правильное использование выделяемых в его распоряжение зданий, помещений, сооружений, садов и парков, а также пионерских лагерей, установить в них соответствующий порядок, организовать среди рабочих, служащих и членов их семей культурно-просветительную, оздоровительную, физкультурную и спортивную работу (п.28 Положения о правах профкома). В настоящее время подобной нормы не существует. По нашему мнению, установление данных обязанностей профсоюза было оправдано, так как государственное имущество передавалось профсоюзу для определенной цели - проведения общественных мероприятий для работников. Следовательно, государство обязывало профсоюз отчитаться о целевом использовании помещений, инвентаря и т.д. В-третьих, гарантии финансового обеспечения организации культурно-массовых мероприятий профкомом также были закреплены в советском трудовом законодательстве. Предприятия и организации обязаны были отчислять денежные средства профсоюзным органам на культурно-массовую и физкультурную работу (ч.2 ст.98 Основ 1970 г., ст.232 КЗоТ 1971 г.). Размер отчислений конкретизировался в подзаконных актах. Так предприятия промышленности, транспорта, связи, сельского хозяйства, строительства, коммунального хозяйства и заготовительных организаций, а также государственные предприятия оптовой и розничной торговли и предприятия общественного питания отчисляли денежные средства профсоюзным организациям на культурно-массовую и физкультурную работу в размере 0,15 от фонда заработной платы рабочих и служащих. Отчисления производились непосредственно своему профсоюзному комитету Постановление Совета Министров СССР от 15 января 1959 г. «О выделении денежных средств профсоюзным организациям на культурно - массовую и физкультурную работ СП СССР. 1959. № 2. Ст. 13; Постановление Совета Министров СССР от27 августа 1959 г. «О выделении денежных средств профсоюзным организациям на культурно - массовую и физкультурную работ СП СССР. 1959. № 17. Ст. 131. . Порядок использования средств на общественную работу устанавливался профсоюзными актами Постановление ВЦСПС от 6 февраля 1959 г. «Об использовании профсоюзными комитетами средств, получаемых от государственных органов СПС «КонсультантПлюс». . Отметим, что подобные нормы о гарантиях деятельности профсоюза конкретизировались в ряде подзаконных актов, например, Положении О производственном объединении (комбинате) Положение«О производственном объединении (комбинате) », утв. Постановлением Совмина СССР от 27 марта 1974 г. № 212 СП СССР. 1974. № 8. Ст. 38. , Положении О научно-производственном объединении Положение«О научно-производственном объединении», утв. Постановлением Совмина СССР от 30 декабря 1975 г. № 1062СП СССР. 1976. № 2. Ст. 13. , Постановлении ВЦСПС О порядке обеспечения профсоюзных органов автотранспортом на период работы пионерских лагерейПостановление ВЦСПС от 17 июня 1960 г. «О порядке обеспечения профсоюзных органов автотранспортом на период работы пионерских лагерей» СПС «КонсультантПлюс». . Финансирование работодателем культурно-массовых мероприятий тоже было связано с нахождением профсоюзов на службе у советского государства. В целом подход законодателя был закономерен: при наложении обязанности на профсоюз государство обеспечивало материальную базу для их выполнения. 1.3.2 Изменения в законодательстве о гарантиях профсоюзной деятельности в 1990-2001 гг. Изменения социально-политического устройства в 1990 - 1992 гг. повлекли принятие большого числа поправок в законодательство, что выразилось в значительном сокращении гарантий профсоюзной деятельности. В это время был издан первый отдельный законодательный акт о статусе советских профсоюзов - Закон СССР от 10 декабря 1990 г. № 1818-1 О профессиональных союзах, правах и гарантиях их деятельности Закон СССР от 10 декабря 1990 г. № 1818-1 «О профессиональных союзах, правах и гарантиях их деятельности» Ведомости ВС СССР. 1990. № 51. Ст. 1107. . Несмотря на это, из КЗоТ 1971 г. положения о профсоюзных гарантиях не были исключены, хотя фактически не применялись, так как противоречили более позднему специальному закону. Среди наиболее значимых изменений законодательства о профсоюзных гарантиях отметим, во-первых, получение согласия профсоюза на увольнения работников требовалось теперь только по следующим основаниям: сокращение численности или штата работников, несоответствие работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации либо состояния здоровья, неявка на работу в течение более четырех месяцев подряд вследствие временной нетрудоспособности (ст.29 Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 г. № 3543-1 О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСРЗакон РФ от 25 сентября 1992 г. № 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР Российская газета. 1992. № 219. (далее - Закон О внесении изменений в КЗоТ)). По нашему мнению, это было одно из самых значительных сокращений гарантий членам профсоюза. Если в 70-80 гг. XX в. отсутствие необходимости получения согласия профсоюза при увольнении было исключением, то теперь это становилось общим правилом. За профсоюзными работниками сохранились гарантии в форме получения согласия профсоюза на их увольнение, перевод и привлечение к дисциплинарной ответственности (ст.121 Закона О внесении изменений в КЗоТ). Во-вторых, усложнились правила материального обеспечения деятельности профсоюзов. Условия предоставления администрацией помещений и имущества для деятельности профсоюза определялись теперь решением трудового коллектива (ч.1 ст.21 Закона СССР О профсоюзах). Передача работодателем объектов для организации профсоюзом культурно-массовой деятельности стала регулироваться не законодательством, а коллективными договорами (ч.2 ст.21 Закона СССР О профсоюзах). В целом изменился сам подход к предоставлению гарантий профсоюзной деятельности: если раньше абсолютное большинство гарантий устанавливалось централизовано, то с принятием Закона СССР О профсоюзах многие из них были отнесены на уровень социального партнерства. Это стало началом развития системы дополнительных гарантий профсоюзной деятельности, устанавливаемой в коллективных договорах и соглашениях. В декабре 1993 г. была принята Конституция Российской Федерации, закрепившая в ст.30 право на объединение граждан, в том числе право на создание профсоюзов для защиты своих интересов. Возникла необходимость реформирования законодательства в целях приведения его в соответствие с новой Конституцией. В середине 90-х гг. XX в. вступили в силу два важнейших акта о статусе российских профсоюзов: Федеральный закон от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ Об общественных объединениях Федеральный закон от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» СЗ РФ. 1995. № 21. Ст. 1930. и Закон О профессиональных союзах. В целом Закон О профессиональных союзах был направлен на переход от законодательного регулирования профсоюзных гарантий к социально-партнерскому. Например, перечень объектов и размеры отчислений профсоюзу средств на проведение социально-культурной и иной работы в организации могли определяться, в том числе коллективным договором, соглашением (п.2 ст.28 Закона О профессиональных союзах). Обратим внимание, что в КЗоТ 1971 г. не были внесены поправки в связи с изданием Закона О профессиональных союзах, то есть до 2001 г. имела место коллизия. Подводя итог, отметим, что советский законодатель наделял профсоюзы значительным числом гарантий. Для профсоюзных работников предусматривались гарантии при увольнении, переводе и наложении дисциплинарного взыскания. Членов профсоюза можно было уволить, по общему правилу, только с согласия профкома. Профсоюзу также устанавливались гарантии материального обеспечения работы и организации культурно массовых мероприятий. Для данной эпохи было характерно закрепление гарантий в нормативных актах. Однако в 90-х гг. XX в. количество гарантий профсоюзной деятельности было заметно сокращено. Изменился и характер таких гарантий: они стали нацелены на реализацию концепции социального партнерства. Глава 2. Гарантии осуществления профсоюзной деятельности в россии 2.1 Гарантии, предоставляемые профсоюзным работникам и членам профсоюза В 2001 году был принят ТК РФ, в котором гарантиям профсоюзным работникам и членам профсоюза посвящен ряд статей в главе 58 Защита трудовых прав и законных интересов работников профессиональными союзами, а также в разделе II Социальное партнерство в сфере труда. Кроме того, отдельные гарантии в этой сфере упоминаются и в других главах ТК РФ (этим кодекс продолжает традиции советских кодифицированных актов о труде). ТК РФ установил иной, сокращенный, круг гарантий, чем был предусмотрен в советском трудовом праве. Если в советское время законодатель считал необходимым закреплять гарантии профсоюзным работникам и членам на уровне нормативных актов, то в настоящее время в законодательстве взят курс на установление таких гарантий в коллективных договорах и соглашениях. Минимальные гарантии устанавливаются в федеральном законодательстве. По нашему мнению, для удобства правоприменения целесообразно закрепить гарантии профсоюзным работникам и членам профсоюза в одном акте - ТК РФ. С нашей точки зрения, профсоюзным работникам и членам профсоюза обеспечиваются гарантии (в зависимости от основания их предоставления) при увольнении; посещения мероприятий, организованных профсоюзом; сохранения за профсоюзными работниками должности на время выполнения общественных обязанностей; при наложении дисциплинарного взыскания и переводе; равенства с другими работниками в правах, предоставляемых коллективными договорами. Наиболее сложными в регулировании являются гарантии, связанные с увольнением профсоюзных работников и членов профсоюза, так как от эффективности таких гарантий может зависеть не только занятость отдельного работника, но и деятельность профсоюзной организации в целом, поэтому в нашем исследовании им будет посвящен отдельный параграф (3.2). Первый вид гарантий, который мы рассмотрим в настоящем параграфе, - это гарантии возможности посещения мероприятий, организованных профсоюзом. Неосвобожденные члены выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций освобождаются от исполнения трудовых обязанностей для участия в качестве делегатов в профсоюзных съездах и конференциях и для работы выборных коллегиальных органов профессиональных союзов. По коллективному договору такие работники освобождаются и на время краткосрочной профсоюзной учебы. Условия освобождения от работы и порядок оплаты времени участия в этих мероприятиях определяются в коллективных договорах и соглашениях (ч.14 ст.374 ТК РФ). Как мы уже отмечали, данный вид гарантий предусмотрен в нормах международного трудового права (ч.1 ст.2 Конвенции № 135, п.1 ст.10 и п.1 ст.11 Рекомендации № 143). Отметим, что в советское время на гарантиях возможности посещения мероприятий, организованных профсоюзом, внимание законодателя не сосредоточивалось. Впервые рассматриваемый вид гарантий был закреплен в ч.3 ст.17 Закона СССР О профсоюзах. По нашему мнению, отсутствие в советском трудовом законодательстве гарантий посещения профсоюзными работниками подобного рода мероприятий было, скорее, обязанностью, исходя из функций профсоюзов того времени. Пункт 5 ст.25 Закона О профессиональных союзах по содержанию похож на норму ч.14 ст.374 ТК РФ, но говорит о гарантиях для уполномоченных профсоюза по охране труда, представителей профсоюза в совместных комитетах (комиссиях) по охране труда и неосвобожденных работниках любых профсоюзных органов, а не только для членов выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций. По нашему мнению, любым неосвобожденным профсоюзным работникам (в том числе наделенных полномочиями в области охраны труда) необходимо время для работы и в самом профсоюзе. Полагаем необходимым распространить гарантии возможности посещения профсоюзных мероприятий на любых неосвобожденных профсоюзных работников (в том числе наделенным полномочиями в области охраны труда), закрепив это в ч.14 ст.374 ТК РФ. При этом п.5 ст.25 следует исключить из Закона О профессиональных союзах. В литературе поднимался вопрос: следует ли относить время, предоставляемое для профсоюзной учебы неосвобожденным профсоюзным работникам к оплачиваемым учебным отпускам По мнению Т.А. Сошниковой, после ратификацииФедеральный закон от 27 мая 2014 г. № 134-ФЗ «О ратификации Конвенции об оплачиваемых учебных отпусках (Конвенции № 140) » URL: http: rg.ru20140530otpusk-dok.html (дата обращения: 7 марта 2016 г.). Конвенции МОТ № 140 Об оплачиваемых учебных отпусках Конвенция МОТ № 140 «Об оплачиваемых учебных отпусках»URL: http: www.ilo.orgwcmsp5groupspublic---ed_norm---normesdocumentsnormativeinstrumentwcms_c140_ru. pdf (дата обращения: 7 марта 2016 г.). (далее - Конвенция № 140)право членов профсоюзного актива на получение оплачиваемого отпуска для профсоюзной учебы не должно зависеть от наличия коллективного договора в организацииСошникова Т.А. Некоторые проблемы правового регулирования отпусков и порядка их предоставленияАдвокат. 2014. № 10. С. 8. . В Конвенции № 140 оплачиваемые учебные отпуска могут предоставляться для профсоюзной учебы (ст.2). Однако российское законодательство не относит освобождение от работы для краткосрочной профсоюзной учебы к дополнительным отпускам работникам, совмещающим работу с получением образования. Более того, по Конвенции № 140 предоставление оплачиваемых учебных отпусков, в том числе для профсоюзной учебы, может осуществляться посредством как национального законодательства, так и коллективных договоров (ст.5). Следовательно, Конвенция № 140 не требует установления норм об оплачиваемых учебных отпусках только в законодательстве. Ко второй категории гарантий профсоюзным работникам относятся гарантии сохранения за ними должностина время выполнения общественных обязанностей. Освобожденному работнику, избранному на должность в выборный орган первичной профсоюзной организации, после окончания его полномочий предоставляется прежняя работа (должность), а при ее отсутствии - с письменного согласия работника другая равноценная работа (должность) у того же работодателя. Если к этому времени отсутствует соответствующая работа (должность) у работодателя, либо организация ликвидирована, общероссийский (межрегиональный) профессиональный союз сохраняет за этим работником его средний заработок на период трудоустройства, но не свыше шести месяцев, а в случае получения образования - на срок до одного года. При отказе работника от предложенной соответствующей работы (должности) средний заработок за ним на период трудоустройства не сохраняется, если иное не установлено решением общероссийского (межрегионального) профессионального союза (ч.1 ст.375 ТК РФ). Как мы отмечали ранее, ст.8 Рекомендации № 143, предусматривающая в международном праве данный вид гарантий, предлагает сохранять за бывшим освобожденным профсоюзным работником не только должность, но и уровень заработка. Если первая рекомендация полностью воплощена в ч.1 ст.375 ТК РФ, то положение о сохранении зарплаты закреплено не было. Статья 26 Закона О профессиональных союзахраспространяет гарантии сохранения должности на освобожденных профсоюзных работников не только первичных профсоюзных организаций, но и любых выборных органов профсоюзов. По нашему мнению, следует распространить гарантию ч.1 ст.375 ТК РФ на освобожденных работников не только первичных, но и других профсоюзных организаций, так как у профсоюзов есть право определять свою структуру. По Закону О профессиональных союзах при этом возможно предоставление работы в другой организации с согласия работника (ст.26). В такой редакции она была заимствована из ст.18 Закона СССР О профсоюзах, которая действовала в совсем иных реалиях. В настоящее время отсутствует механизм реализации данной гарантии. Следовательно, от нее целесообразно отказаться и исключить п.1 - 2 ст.26 из Закона О профессиональных союзах. Гарантии при наложении дисциплинарного взыскания - третий вид гарантий профсоюзным работникам. Как отмечалось нами ранее, этот вид гарантий был закреплен в советском трудовом законодательстве. Позднее он присутствовал и в Законе О профессиональных союзах. До 2010 г. существовала коллизия между нормами ТК РФ, не закреплявшими гарантий в области дисциплинарных взысканий для профсоюзных работников, и п.1 ст.25 Закона О профессиональных союзах, согласно которому не освобожденные от основной работы члены профкомов не могли быть подвергнуты дисциплинарному взысканию без предварительного согласия соответствующего профсоюзного органа. Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 17 декабря 2008 г.

Конституцио́нный Су́д Росси́йской Федера́ции (неофиц. сокр. КС России) - судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства.

№ 1060-О-П Определение Конституционного суда Российской Федерации от 17 декабря 2008 г. № 1060-О-П«По жалобе федерального государственного унитарного предприятия Полярный научно-исследовательский институт морского рыбного хозяйства и океанографии им.Н.М.

Унита́рное предприя́тие - особая организационно-правовая форма юридического лица.

Решение Конституционного суда Российской Федерации (определение или постановление) по той или иной норме закона обычно является окончательной трактовкой. В дальнейшем, если на эту норму права поступают новые жалобы, то Конституционный Суд Российской Федерации отказывается их принимать к рассмотрению со ссылкой на ранее вынесенное определение или постановление. Однако, иногда суд идет навстречу заявителям и может в порядке исключения вновь рассмотреть уже проверенную ранее норму закона. Например, в 2015 году Конституционный Суд Российской Федерации принял к рассмотрению жалобу С. В. Махина на статью 237 УПК РФ, указав следующее: «поставленный заявителем вопрос ранее уже затрагивался в жалобах, направляемых в Конституционный Суд Российской Федерации, по которым принимались решения, однако в связи с продолжающимся поступлением обращений о нарушении конституционных прав граждан указанными нормами, а также учитывая сложившуюся практику их применения Конституционный Суд Российской Федерации полагает возможным вернуться к вопросу об их конституционности и принять жалобу С. В. Махина к рассмотрению». По жалобе С. В. Махина Конституционным Судом Российской Федерации была дана новая трактовка указанной нормы, а также признано, что судебные решения по его делу подлежат пересмотру.

Коммерческая организация, не наделённая правом собственности на закреплённое за ней собственником имущество. Имущество является неделимым и не распределяется по вкладам (долям, паям), в том числе между работниками предприятия.

Книповича на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 1 статьи 25 Федерального закона О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности” СЗ РФ. 2009. № 14. Ст. 1774. п.1 ст.25 Закона О профессиональных союзах признан недействующим и не подлежащим применению, как противоречащий ТК РФ. Пункт 1 ст.25 Закона О профессиональных союзах был исключен (п.1 Закона О внесении изменений в статью 25 Закона О профессиональных союзах). В настоящее время ТК РФ не предусматривает специальных положений о данном виде гарантий. Однако в п.4 ст.25 Закона О профессиональных союзах установлено, что привлечение к дисциплинарной ответственности уполномоченных профсоюза по охране труда и представителей профсоюза в совместных комитетах (комиссиях) по охране труда допускается только с предварительного согласия профсоюзного органа. По нашему мнению, данную норму целесообразно отнести к дополнительным гарантиям и закреплять не в законе, а в коллективных договорах или соглашениях. Поэтому считаем возможным исключить п.4 из ст.25 Закона О профессиональных союзах. Такой вывод мы делаем исходя из направленности современного законодательства на закрепление гарантий в актах социального партнерства. Четвертый вид гарантий - гарантии при переводе. Как мы упоминали ранее, они были характерны для советского трудового права, затем восприняты российским законодателем и действовали до вступления в силу ТК РФ, уже не закрепившего их. Пункт 2 ст.25 Закона О профессиональных союзах, предполагавший перевод профсоюзных работников с согласия профсоюза, был исключен как противоречащий ТК РФ только в 2010 г. (п.1 Закона О внесении изменений в статью 25 Закона О профессиональных союзах). Остается неясным, почему законодатель, исключив гарантию при переводе для неосвобожденных профсоюзных работников из Закона О профессиональных союзах, сохранил аналогичную норму для уполномоченных профсоюза по охране труда и представителей профсоюза в совместных комитетах (комиссиях) по охране труда (п.4 ст.25). Представляется возможным закрепить гарантии при переводе на уровне социального партнерства и исключить п.4 ст.25 Закона О профессиональных союзах. Пятый вид гарантий - гарантии равенства с другими работниками в правах, предоставляемых коллективными договорами. Освобожденным профсоюзным работникам предоставляются такие же гарантии, как и другим работникам в соответствии с коллективным договором (ч.3 ст.375 ТК РФ). Данная гарантия была заимствована из п.4 ст.26 Закона О профессиональных союзах, которая стала предметом рассмотрения в Конституционном Суде Российской Федерации еще в 1999 г. Определение Конституционного Суда РФ от 14 декабря 1999 г. № 207-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Иванова Геннадия Георгиевича на нарушение его конституционных прав пунктом 4 статьи 26 Федерального закона О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности” СПС «КонсультантПлюс».

Только за один день 19 ноября 2015 года Конституционный Суд Российской Федерации вынес 186 решений. При этом за весь ноябрь 2015 года судом вынесено 192 решения (6 из них датированы 5 ноября, а остальные 186 - 19 ноября).

Заявитель, являвшийся освобожденным профсоюзным работником, утверждал, что социально-трудовые права и льготы, одинаковые с другими работниками, ему должны были быть предоставлены вне зависимости от закрепления таких прав и льгот в коллективном договоре. Конституционный Суд РФ указал, что в силу п.1 ст.26 Закона О профессиональных союзах профсоюзные работники, избранные на выборные должности в профсоюзные органы, освобождаются от работы в соответствии с п.5 ст.29 КЗоТ 1971 г. (аналогичная норма в п.5 ст.77 ТК РФ). Следовательно, в качестве работодателя выступает не организация или индивидуальный предприниматель, с которыми работник ранее состоял в трудовых отношениях, а профсоюзный орган, который и должен обеспечить предоставление ему как социально-трудовых прав и льгот, закрепленных в законодательстве о труде, так и тех, которые содержатся в коллективном договоре, действующем у бывшего работодателя (ч.3 ст.375 ТК РФи п.4 ст.26 Закона О профессиональных союзах). Эта норма по своему характеру является дополнительной гарантией свободного осуществления профсоюзной деятельности у работодателя, и ее изменение означало бы нарушение конституционного принципа равенства, поскольку ставило бы освобожденных профсоюзных работников в привилегированное по сравнению с другими работниками положение. Пункт 4 ст.26 Закона О профессиональных союзах упоминает о гарантиях, устанавливаемых в соглашениях, что не закреплено в ТК РФ. В связи с противоречием действующему законодательству, считаем необходимым исключить п.4 из ст.26 Закона О профессиональных союзах. Резюмируя вышесказанное, отметим, что в настоящее время основными источниками права о гарантиях профсоюзным работникам и членам профсоюза являются ТК РФ и Закон О профессиональных союзах. По нашему мнению, необходимо изменить систему правового регулирования таких гарантий: сосредоточить минимальные гарантии в одном законодательном акте, а дополнительные к ним - в актах социального партнерства. 2.2 Гарантии, предоставляемые профсоюзным работникам и членам профсоюза при увольнении

  • Европейская социальная хартия
  • Президиума Верховного Совета СССР
  • Украинской Советской Социалистической Республике
  • Конституционного Суда Российской Федерации
  • Конституционном Суде Российской Федерации