Главная страница
Контакты

    Главная страница


Политические режимы

Скачать 53.17 Kb.



Скачать 53.17 Kb.
Дата03.02.2019
Размер53.17 Kb.

Политические режимы


Контрольная работа

ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ

Содержание

1. Политический режим: понятие, классификации

1.1 Понятие политического режима

1.2 Проблема классификации политических режимов

1.3 Тоталитаризм, авторитаризм и демократия

1.4 Типология политических режимов Ж. Блонделя

2. Формы и модели демократии

2.1 Классическая и либеральная демократия

2.2 Модели демократии

3. Переходы к демократии

3.1 «Волны» демократизации

3.2 Условия демократии

Литература

1. Политический режим: понятие, классификации

1.1 Понятие политического режима

политический режим демократия

Как уже отмечалось, классификация государств по форме правления и форме государственного устройства малофункциональна. Формально-юридические принципы, заложенные в ее основу, не позволяют судить о характере отношений между властвующими и подвластными, а также методах и эффективности властвования в целом. Для описания этой проблематики в политической науке была введена категория политического режима.

Под политическим режимом в литературе обычно понимают совокупность форм и методов осуществления власти и достижения политических целей, определяемую каналами доступа к важнейшим управленческим позициям, характеристиками субъектов, имеющих такой доступ или лишенных его, а также доступными субъектам стратегиями борьбы за него.

Основными характеристиками политической системы, определяющими характер политического режима, являются:

способы формирования институтов государственной власти;

степень политического участия населения в процессе принятия государственных решений;

процедуры и механизмы выработки, принятия и осуществления политических решений;

приемы и способы осуществления власти; роль открытого насилия и принуждения в государственном управлении;

степень открытости борьбы за власть; мера политического контроля за функционированием различных институтов и структур общества.

Подчеркнем, что при характеристике политической системы с использованием понятия «политический режим» особое внимание обращается не только и даже не столько на формально-юридические аспекты институализации и функционирования власти (например, монархиями являются Япония, где император выполняет лишь церемониальные функции, и Саудовская Аравия, где монарху принадлежит вся полнота власти), сколько на реальную природу существующих институтов государственной власти и реальное содержание проводимой ими политики. Последнее может лишь в большей или меньшей степени коррелироваться с официально провозглашенными законодательными нормами, в том числе конституционными.

Это относится, в первую очередь, к недемократическим режимам. Так, например, Конституция СССР 1936 г. выглядела как вполне демократический документ, хотя реальную практику функционирования сталинской власти конечно же следует признать весьма далекой от ценностей и принципов демократии. Но и в современных демократических странах реальная политика определяется не только конституциями. «Конституции, - писал в связи с этим М. Дюверже, - похожи немного на правила игры, в которой положение фигур зависит от способностей игроков, состава команд, их стратегического выбора, случайностей игры. Любая конституция рисует не одну, а множество схем правления, построение которых зависит от расстановки сил в настоящий момент. Различные политические режимы могут, таким образом, функционировать в одних и тех же юридических рамках» .

1.2 Проблема классификации политических режимов

Хотя сам термин «режим» появился в западной политической науке еще в XIX в., а в широкий научный оборот вошел после Второй мировой войны, первые известные нам типологии политических режимов (или видов правления) были созданы еще античными мыслителями - Платоном, Аристотелем. Полибием и Цицероном . В период Средневековья и раннего Нового времени политические философы не внесли принципиальных инноваций в характеристику форм правления.

Новый этап в изучении политических режимов начался в ХХ в., когда мир вступил в полосу масштабных исторических перемен. Усложнение наблюдаемых исторических реалий потребовало более сложного теоретического инструментария для их описания и объяснения.

За последнее столетие было предложено значительное число различных классификаций политических режимов (например, классификации Г. Моски, Г. Алмонда и Г. Пауэлла, Ж. Блонделя, Ч. Эндрейна), каждая из которых имеет свои достоинств и недостатки. Остановимся на некоторых из них.

Одна из первых в ХХ в. классификаций политических режимов принадлежала Гаэтано Моске, который, основываясь на способах рекрутирования элит, выделял аристократический и демократический режимы. При демократическом режиме доступ в политическую элиту открыт всем гражданам, при аристократическом - только представителям узкой, выделенной по принципу происхождения или достатка группы .

Расцвет политического классификаторства пришелся на вторую половину ХХ века. Возникновение феномена тоталитаризма, процессы деколонизации и демократизации потребовали новых подходов к анализу политических систем.

Один из ведущих современных политологов, в недавнем прошлом президент Американской ассоциации политической науки Роберт Даль предложил следующую классификацию режимов по двум переменным - уровню политической конкуренции (степень включенности оппозиции в политический процесс) и уровню политического участия (процент граждан, имеющих реальную возможность в борьбе за власть и формировании политики). Эти две координатные линии делят все множество систем на четыре поля.

1) «Закрытая гегемония» характеризуется минимальным уровнем политической конкуренции при низкой вовлеченности граждан в политический процесс.

2) «Включающая гегемония» предполагает низкую конкуренцию, но значительный процент «включенных» граждан.

3) «Конкурентная олигархия» - высокая конкуренция в сочетании с низкой включенностью (именно к этой группе можно отнести Россию ельцинской эпохи).

4) «Полиархии» - высокая конкуренция плюс высокая же включенность. Этот термин Даль заимствовал у Аристотеля, но значительно развил его. Даль предположил, что участие граждан в политике определяется не только избирательным законодательством, но и наличием других условий - например, широкого набора либеральных прав и свобод, которые позволяют отстаивать гражданские интересы в общественно-политической сфере.

Существуют и другие варианты классификаций, однако наиболее распространенной в российской политологии является классификация, выделяющая три типа политических режимов - тоталитарный, авторитарный и демократический - в зависимости от степени контроля государства за различными сферами жизни общества. Она представляет собой упрощенный вариант классификации, разработанной американским ученым Хуаном Линцем (род. 1926). Линц выделял пять основных типов режимов - демократический, авторитарный, тоталитарный, по- сттоталитарный и султанистский - исходя из четырех главных характеристик: 1) степени политической мобилизации Политическая мобилизация - обеспечение субъектом политики мас-совой поддержки со стороны граждан своим действиям. граждан, 2) уровня плюрализма , 3) степени идеологизации, 4) конституционности власти лидера либо правящей группы.

1.3 Тоталитаризм, авторитаризм и демократия

Термин «тоталитаризм» (от лат. totalitas - цельный, полный) применяют в отношении политических режимов, существовавших в большевистском СССР, нацистской Германии, фашистской Италии, маоистском Китае . Тоталитарный режим обыкновенно определялся при этом через перечисление его «родовых» признаков или черт, в одинаковой мере присущих данным режимам. Главная черта тоталитаризма - тотальный государственный контроль за функционированием всех общественных структур, плотное участие государства в экономических, социальных, культурных и прочих процессах. Фактически здесь имеет место стирание грани между государством и гражданским обществом, а точнее, поглощение второго первым. Все граждане превращаются по существу в государственных служащих, отличающихся лишь сферой деятельности и местом в иерархии.

Родовые признаки тоталитаризма были наиболее полно и последовательно описаны Ханой Арендт в работе «Истоки тоталитаризма» (1951) и Карлом Фридрихом и Збигневом Бжезинским в работе «Тоталитарная диктатура и автократия» (1956). К ним относятся:

Официальная идеология, признаваемая и разделяемая всеми членами общества. Все стороны жизни общества - мораль, экономическая эффективность, социальные отношения, политические нормы - подчинены идеологии. Идеология отрицает предыдущий порядок и сплачивает граждан для построения нового общества.

Монополия на власть единой массовой партии, строящейся по олигархическому признаку и возглавляемой харизматическим лидером. Партия и государство сращиваются. Населению отвадится роль поддержки генеральной линии партии.

Система террористического полицейского контроля, осуществляемого не только за «врагами народа», он и за всем обществом.

Монополия партии на средства массовой информации. Контроль за всеми средствами массовой коммуникации - прессой, радио, кино, литературой и пр.

Монополия партии на средства вооруженной борьбы - контроль над силовыми структурами государства находится в ее руках. Происходит политизация этих структур их использование в политических целях.

Централизованный контроль над экономикой и система бюрократического управления экономической деятельностью.

Хотя практически до конца ХХ века исследователи активно оперировали термином «тоталитаризм», но крайне ограниченное число этих режимов заставило политологов пересмотреть традиционную классификацию, сведя ее к двум основным категориям - авторитаризму и демократии. Например, классики сравнительной политологии, занимающейся анализом политических систем различных стран, Габриэл Алмонд и Бингхем Пауэлл считают тоталитаризм разновидностью авторитаризма.

Термин «авторитаризм» (от лат. auctoritas - власть, влияние) применяется в политической науке для обозначения режима, для которого характерны:

монополия на власть одного лица, партии, группы или коалиции, которая ни перед кем не подотчетна;

полный или частичный запрет на деятельность оппозиции;

сильно централизованная система власти;

наличие дифференцированных отношений между обществом и государством, характеризующихся сохранение ограниченным плюрализмом;

отсутствие политической конкуренции, наследование и кооптация как главные способы рекрутирования политической элиты;

отсутствие возможности ненасильственной смены власти;

активное использование силовых структур для удержания власти.

Сторонники выделения тоталитаризма в качестве отдельного типа политического режима основным отличием авторитаризма от тоталитаризма считают, что в этом случае в обществе сохраняются автономные области: экономическая, культурная, частная и пр. Правительство контролирует лишь политическую сферу, в которой может, хотя и в ограниченном виде, сохраниться конкуренция.

Демократия - политический режим, который характеризуется следующими основными чертами:

политическое и правовое равенство граждан; признание политических прав и свобод граждан в таком объеме, который позволяет легально действовать партиям и организациям, оппозиционным к политике правительства;

наличие представительных органов власти, формируемых на основе всеобщих, свободных, прямых, соревновательных, равных и тайных выборов, которые характеризуются неопределенностью, необратимостью и повторяемостью;

построение государственной власти по принципу разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную;

политический плюрализм; публичность власти.

Хотя в обыденном сознании бытует основанное на этимологии слова «демократия» представление, что «демократия - это власть народа», это далеко не так. Власть не может осуществляться народом - ни народ в целом, ни сколько-нибудь значительная его часть не могут выступать в качестве правителя. Подробнее проблематика демократии будет рассмотрена ниже.

1.4 Типология политических режимов Ж. Блонделя

Троичная классификация политических режимов не отражает всего многообразия конкретных проявлений осуществления политического господства. Ведущий французский специалист по сравнительной политологии, профессор Европейского института во Флоренции Жан Блондель предложил свою классификацию политических режимов, основанную на использовании трех критериев:

1) типа политической конкуренции (она может быть закрытой и открытой, в зависимости от того, существует или нет легальная оппозиция и как осуществляется борьба за лидерство между различными фракциями властвующей элиты);

2) уровня включенности населения в политический процесс (режим может быть включающим или исключающим в зависимости от того допускают ли они в той или иной форме политическую активность масс, рассматривая ее как необходимую предпосылку стабильности существующего строя);

3) структуры элит (они могут быть монолитными или дифференцированными, что определяется наличием в них субгрупп и степенью их автономии).

Различным сочетаниям этих переменных отвечают шесть типов политических режимов (см. табл. 1). Дадим им краткую характеристику, расположив по возможности в порядке возникновения.

Таблица 1

Типология политических режимов Ж. Блонделя

Режим

Закрытый, с

Закрытый, с диф

Открытый

монолитной

ференцированной

элитой

элитой

Исключающий

Традиционный

Авторитарно- бюрократический

Соревновательная оли-

Включающий

Эгалитарно- авторитарный

Авторитарно- неэгалитарный

Либеральная

демократия

Традиционный режим - закрытый, с монолитной элитой, исключающий. Это исторически первый тип политических режимов. Выделяют следующие разновидности этого режима: родовые империи, империи кочевников или завоевателей, полисы, феодальные системы и централизованные бюрократические империи. Нетрудно заметить, что подобные режимы присущи традиционным обществам. В настоящее время к числу традиционных режимов можно отнести лишь Саудовскую Аравию, большинство княжеств Персидского залива, Бутан, Бруней, Свазиленд.

Несмотря на значительное разнообразие конкретных форм всем традиционным режимам присущ закрытый характер, который проявляется в том, что власть чаще всего передается по наследству, а иногда приобретается силой. Экономическая (землевладельческая, реже - торговая) элита совпадает с властвующей, что позволяет некоторым исследователям говорить о существовании в таких обществах единого феномена «власти- собственности». Специализированная бюрократия либо отсутствует, либо сама представляет собой экономически привилегированный класс населения. Профессия однозначно определяет социальный статус и доступ его носителя к процессу принятия решений. Крестьянство, составляющее основную массу населения, от этого процесса отстранено (если не считать изредка вспыхивающих бунтов). Источником легитимности режима служат традиция и религиозная санкция, приписывающая существующему порядку «богоданный» характер. А значит, вопрос о реформах не только не обсуждается, но и редко формулируется. В результате неспособность к самоизменению оборачивается для традиционных режимов фатальным дефицитом средств самосохранения.

Соревновательная олигархия - открытый, исключающий режим. Своим возникновением соревновательная олигархия была обязана появлению нового, экономически привилегированного класса, в момент своего зарождения в Западной Европе получившего название «горожан» (буржуазии), а ныне чаще именуемого «средним классом». В результате ранее монолитная элита стала дифференцированной. Рост экономического могущества буржуазии не позволил земельной аристократии, составлявшей опору традиционных режимов, сохранить прежнее положение вещей. Борьба буржуазии и обуржуазившегося дворянства за право воздействовать на принятие политических решений привела к постепенному ограничению власти монархов в пользу представительных учреждений.

Примером соревновательной олигархии являлась политическая система Англии с 1688 до 1832 г., когда велась открытая и вполне законная борьба за власть между крупными коалициями имущих слоев города и деревни. В то же время электорат (избирательный корпус) был крайне немногочисленным ввиду существования разнообразных цензов. Основная масса населения была совершенно отстранена от политики и лишь иногда давала о себе знать вспышками недовольства. Относительно мирной был передел власти в Бельгии, Дании, Швеции. В большинстве латиноамериканских стран соревновательная олигархия дожила до XX в., а в некоторых - до наших дней. Фасад режима носит демократический характер (в частности, отсутствуют предусмотренные законом ограничения на избирательное право), в действительности же коалиции крупных землевладельцев и компрадоров идут на выборы, заранее уверенные в преданности арендаторов и рабочих .

Авторитарно-бюрократический режим - закрытый, с дифференцированной элитой, исключающий. Подобные режимы начали возникать там, где имущим слоям города и деревни не удавалось договориться о переделе власти так легко и относительно бесконфликтно, как в Великобритании. Если борьба между ними приобретала острые формы и, вовлекая в себя массы, начинала угрожать существующему порядку отношений собственности, специализированные государственные аппараты (такие, как бюрократия и вооруженные силы) обособлялись от экономически привилегированных классов и ставили во главе государства диктатора. Последний претендовал на власть от имени «всего народа». Фактически же, суть такого режима - лавирование между различными фракциями экономической элиты и другими социальными силами. Одним из первых подобных режимов был режим Наполеона III Бонапарта, существовавший во Франции в сер. XIX в. Для удержания власти Наполеона III использовал: 1) вооруженные силы и разросшийся бюрократический аппарат; 2) социальную демагогию. Оба эти инструмента были унаследованы более поздними авторитарно- бюрократическими режимами. Среди европейских стран дольше всего такой режим просуществовал в Португалии (1926-1974 гг.). Однако особо широкое распространение в XX в. режимы данного типа приобрели в странах «третьего мира», где они существовали в двух основных формах: военного и популистского режимов.

Военный режим - это форма авторитарного правления, где власть либо прямо принадлежит военным, либо они выступают как главная опора формально гражданской администрации. В слаборазвитых странах (особенно в Африке) военные нередко бывают единственной группой, способным удерживать и использовать власть. Тогда военный режим оказывается не менее, но и не более репрессивным, чем любой возможный гражданский. Там, где уровень социально-экономического развития несколько выше, военный переворот обычно сталкивается с сопротивлением. Это ведет к репрессиям и насилию. Чаще всего военный режим приобретает характер личной диктатуры (Мобуту в Заире, Амин в Уганде, Пиночет в Чили), хотя иногда встречается коллективное руководство (Аргентина во второй половине 70-х-начале 80-х гг.).

Известный исследователь военных режимов Эрик Норд- лингер выделяет следующие их разновидности: регулирующие, корректирующие и программные.

Консервативные по своей ориентации, регулирующие режимы долго играли заметную роль в Латинской Америке. Когда температура политической жизни страны доходила до точки кипения, военные временно брали власть в свои руки, ссылаясь при этом на традиционное представление об армии как о хранительнице государственного очага. В данном случае военные выступали в роли конституционного арбитра, разводящего по разные стороны ринга повздоривших политиков.

В последние десятилетия гораздо чаще встречались корректирующие режимы. Военные заявляют, что их приход к власти объясняется необходимостью покончить с социальным злом в виде хронической инфляции, бессмысленного растранжиривания ресурсов, коррупции и т. д. Предлагаемые ими «лекарства» для больного общества известны: строгая дисциплина, ограничения на нормальную политическую деятельность и подавление гражданских прав. Однако чаще всего «военная терапия» не приводит к выздоровлению, ибо новые правители наследуют все пороки старых. Так, режим Говона в Нигерии, провозглашавший своей главной целью борьбу с коррупцией, в конце концов превратился в один из самых коррумпированных в мире.

О программных режимах можно говорить в том случае, когда военные захватывают власть, чтобы реализовать долгосрочную программу развития или национальной реконструкции. Однако и эти режимы редко добиваются успеха в достижении своих целей. Более тридцати лет прошло со времен установления власти военных в Бирме (ныне Мьянма), и теперь ясно, что провозглашенный ими «бирманский путь к социализму» в действительности вел к пропасти. Эта страна, когда-то экспортировавшая рис, в настоящее время вынуждена ввозить большую часть своего скудного рациона.

Чем обусловлена неэффективность военных режимов? Отчасти это связано с недостатками, свойственными всем авторитарно-бюрократическим режимам. Оказавшись у власти, военные становятся просто-напросто чиновниками в погонах. Они редко сознают самостоятельное значение политики и потому отдают предпочтение административному стилю руководства, преимущества которого весьма сомнительны. Кроме того, некомпетентность военных в делах государственного управления нередко - даже при самых благородных намерениях «солдат у власти» - делает их заложниками гражданской бюрократии. А она не несет ответственности за политику своих военных коллег и в то же время, свободная от реального политического контроля, стремится максимально использовать выгоды своего положения в корыстных целях. Вот почему военные режимы ведут к расцвету коррупции. Что касается их неспособности провести в жизнь программы преобразований при опоре на массы, то она легко объяснима. Во-первых, военные режимы не легитимны. Во-вторых, им очень трудно обеспечить политическую мобилизацию масс в свою поддержку. Любая попытка апеллировать к народу ведет к расколу военной верхушки, а значит - к контрперевороту.

Популистский режим (от лат. populus - народ) - это, как следует уже из его названия, результат пробуждения большинства народа к самостоятельной политической жизни. Однако он не дает массам реальных возможностей влияния на политический процесс. Им предоставляется роль «массовки», одобряющей и практически поддерживающей действия правительства, которое якобы преследует единственную цель - народное благо. Чтобы поддерживать эту иллюзию, популистские режимы широко прибегают к социальной демагогии, для обозначения которой в современном политическом лексиконе и используется слово «популизм». В действительности, однако, популистские режимы чаще принимают во внимание интересы экономически привилегированных слоев населения, а их реальную опору составляет бюрократия.

Популистские режимы опираются на одну (единственную легальную или доминирующую над остальными) партию, провозглашающую своей главной целью национальное развитие. Используемая такими режимами фразеология носит обычно националистический характер: данная нация изображается как вовлеченная в смертельную схватку с враждебными силами - транснациональными корпорациями, консерваторами, коммунистами или вообще сеющими смуту политиками. Хотя теоретически все граждане располагают гражданскими правами, фактически это далеко не так. Существуют многообразные способы не допустить открытой борьбы за лидерство: гражданам предоставляется свобода выбора кандидатов, но не партий; или не все партии допускаются к участию в выборах; или результаты голосования просто-напросто подтасовываются.

Старейший в мире популистский режим возник в 1921 г. в Мексике с приходом к власти Институционно-революционная партия (ИРП), продержавшейся у нее до конца века. Оппозиция действовала легально, но надежды оказаться у власти у нее практически не было: согласно закону о выборах, партия, заручившаяся поддержкой относительного большинства избирателей, получала подавляющее большинство мест в Конгрессе. А относительное большинство голосов ИРП получала всегда, ибо за семьдесят лет срослась с государственным аппаратом и, что не менее важно, пронизывала своей организационной структурой все общество.

Достаточно характерным для популистских режимов является культ личностей «вождей-основателей», таких как Кени- ата в Кении, Ньерере в Танзании, Каунда в Замбии. Когда вождь умирает, его харизму бывает трудно перенести на партию или другие институты власти, и это одна из главных трудностей режима. Другой серьезный вызов исходит от военных. Во многих странах Африки многие популистские режимы были вынуждены сосуществовать с профессиональными армиями, основы которых закладывались еще колонизаторами. Популистские режимы прибегают к разным мерам для нейтрализации опасности со стороны военных: подкупу (предоставляя военным чрезвычайно высокие оклады, привилегии и т. д.); политизации армии (путем создания политорганов); созданию параллельных вооруженных сил в виде народного ополчения или специальных частей, подчиненных непосредственно «вождю». Но ни одна из этих мер не гарантирует выживание режима.

Эгалитарно-авторитарный режим - закрытый, с монолитной элитой, включающий. Название этого режима происходит от термина «эгалитаризм» (от франц. egalite - равенство), применяемого для характеристики идеологий, стремящихся к преодолению экономического неравенства. Наиболее влиятельной из них уже в XIX в. стал коммунизм, в 1917 г. достигший положения официальной идеологии в Советской России, а затем и в ряде других стран. Поэтому режимы данного типа часто называют коммунистическими или коммунистическими партийными.

Как и популистский, эгалитарно-авторитарный режим возникает в условиях политического пробуждения масс. Однако если первый, действуя от имени народа, фактически заставляет его смириться с положением вещей, то второй, опираясь на активность масс, на самом деле коренным образом его меняет. Важнейший признак эгалитарно-авторитарного режима - ломка отношений собственности, нередко приводящая к полному устранению землевладельческой и частнопредпринимательской элит. Экономическая жизнь ставится под контроль государства, а это значит, что властвующая элита становится также и экономически привилегированным классом. Таким образом, эгалитарно-авторитарный режим в какой-то мере воспроизводит феномен «власти-собственности». Монолитность элиты проявляется и в сглаживании различия между административной и политической элитами. Чиновник в условиях эгалитарноавторитарного режима не может находиться вне политики. Организационные рамки, позволяющие монолитной элите («номенклатуре») осуществлять контроль над обществом, обеспечивает партия. Ее руководящая роль закрепляется институционально или даже конституционно, как это имело место в СССР после 1977 г. Отсюда вытекает закрытый характер режима.

Политическая активность масс представляет собой важнейшую предпосылку для возникновения эгалитарноавторитарного режима, ибо иначе он не смог бы сломить сопротивление «старых» экономических элит. Однако и в дальнейшем сохраняются возможности для участия масс в политике. Выделяя эту характеристику эгалитарно-авторитарного режима, политическая наука исходит из таких очевидных фактов, как высокая степень политизации всей общественной жизни, периодические интенсивные политико-пропагандистские кампании, предоставление гражданам возможности избирать и быть избранными на различные должности. Сама коммунистическая партия может рассматриваться как важный механизм включения в политическую жизнь. Большинство таких режимов располагало также массовыми организациями типа народных фронтов, и по сей день существующих в КНР, КНДР, Вьетнаме и Лаосе, или комитетов защиты революции (Куба). Во многих странах допускалась и даже поощрялась деятельность «демократических партий», признававших руководящую роль коммунистов. Важно, однако, подчеркнуть, что участие в условиях эгалитарно-авторитарного режима является регулируемым. Средством политической мобилизации масс была коммунистическая идеология, которая уже в 60-х гг. распалась на несколько локальных разновидностей, отражавших культурные особенности отдельных стран («мао-цзедун-идеи» в Китае, «идеи чучхе» в Северной Корее).

Большинство эгалитарно-авторитарных режимов уже прекратили свое существование. Причины этого видятся в следующем.

Будучи закрытыми, они не смогли обеспечить безболезненную смену поколений властвующей элиты и были дестабилизированы в результате верхушечной борьбы за власть. Монолитность элиты стала в условиях научно-технической революции анахронизмом, подрывавшим способность проводить эффективную экономическую политику. А раскол внутри элиты привел к тому, что широкие возможности политического участия масс обернулись против эгалитарно-авторитарных режимов.

Авторитарно-неэгалитарный режим - закрытый, с дифференцированной элитой, включающий.

В отличие от коммунистической идеологии с ее упором на социальную справедливость, риторика авторитарнонеэгалитарных режимов строится на идее неравенства. Авторитарно-неэгалитарные режимы не стремятся к полному преобразованию отношений собственности и, вступая иногда в конфликты с теми или иными экономически привилегированными слоями, в целом скорее берут их под свою защиту. Пробудившаяся же политическая активность масс направляется «по другому адресу», что и позволяет обеспеченным классам вести относительно безбедное существование.

Дольше всего режим данного типа просуществовал в Италии, где фашистская партия пришла к власти в 1922 г. и лишилась ее более двадцати лет спустя. В основе идей лидера итальянских фашистов Бенито Муссолини лежали представления о том, что угнетение итальянских рабочих итальянскими же капиталистами уступает по значению эксплуатации, которой «нация- пролетарка» в целом подвергается со стороны иностранных держав. Этот постулат оказался достаточно привлекательным для какой-то части экономически непривилегированных слоев населения и позволил создать массовое движение, приведшее Муссолини к власти. Несколько более изощренная идеология была принята на вооружение Национал-социалистической германской рабочей партией (НСДАП), лидер которой Адольф Гитлер занял пост канцлера Германии в январе 1933 г. В основе идеологии национал-социализма лежала «расовая теория», ранжировавшая нации по степени полноценности и приписывавшая именно немцам («арийцам») роль будущих хозяев мира. Важную роль в идеологиях этих режимов играла фигура лидера, выступающего в качестве

Идеологические манипуляции массовым сознанием позволили итальянским фашистам и германским нацистам создать системы политической мобилизации, вполне сопоставимые по размаху со сложившейся к тому времени в Советском Союзе. В Германии такая система включала в себя НСДАП, контролируемые режимом рабочие союзы, крестьянские, юношеские и женские организации, а на раннем этапе существования режима

- и военизированные «штурмовые отряды». В стране развернулась ожесточенная борьба против «сионистского капитала», с самого начала принявшая исключительно жестокие и бесчеловечные формы. Полному разгрому подверглись существовавшие ранее политические партии. Активисты некоторых из них (особенно коммунисты) были обречены на физическое уничтожение. Однако борьбы против «внутреннего врага» было явно недостаточно для того, чтобы поддерживать массы в постоянном напряжении. В этих условиях германские и итальянские правящие круги сделали ставку на внешнюю агрессию, развязав вторую мировую войну.

В настоящее время в ряде стран «третьего мира» появились признаки возрождения авторитарно-неэгалитарных режимов. В частности, режим, установившийся в Исламской Республике Иран, в первые годы своего существования обнаружил весь набор признаков авторитарного неэгалитаризма: идеологию, жестко противопоставлявшую «своих» (мусульман) и «чужих», религиозный культ вождя, систему массовой политической мобилизации и штурмовые отряды («корпус стражей исламской революции»), а также агрессивность, выражавшуюся в стремлении к «экспорту исламской революции». Все эти качества сохраняются и ныне, но в несколько смягченном виде.

Либеральная демократия - открытый, с дифференцированной элитой, включающий. Подавляющее большинство существующих в мире правительств заявляет о своей демократической природе. Однако чаще всего эти заявления являются лишь пустой политической риторикой, демагогически маскирующей диктаторскую природу многих режимов. В результате термин «демократия» стал слишком расплывчатым, чтобы оперировать им без дополнительных уточнений. Этим и объясняется использование в классификации Ж. Блонделя понятия «либеральная демократия» для отображения открытого, включающего политического режима.Общий недостаток типологии Ж. Блонделя заключается в слабой проработанности демократий - все они попадают в одну группу. Между тем при значительной популярности демократии и связанной с ней проблематики сколько-нибудь единого взгляда на то, что представляет собой этот политический режим, нет. В политической науке принято говорить о формах и моделях демократии.

2. Формы и модели демократии

2.1 Классическая и либеральная демократия

Исторически первичной формой считается классическая демократия, возникшая в V в. до н. э. в некоторых полисах Древней Греции. Следует подчеркнуть, что классическая демократия существовала во вполне традиционных обществах и по многим параметрам должна быть отнесена к числу традиционных режимов. Прежде всего, она не была включающим режимом в строгом смысле слова. Политическими правами пользовались лишь взрослые свободные мужчины (до 60-ти лет). Не пользовались никакими политическими правами иностранцы (а к их числу относились и выходцы из других городов Греции), женщины и рабы (а их число было сравнимо с числом свободных).

Вторая особенность классической демократии состояла в том, что эта форма правления практиковалась лишь в отдельных городах, численность населения которых не превышала нескольких десятков тысяч человек. Именно сочетание ограничений на гражданство с малыми масштабами политической организации создавало принципиальную возможность для широкого и прямого участия населения в процессе принятия решений, считающегося важнейшим признаком классической демократии. Важнейшие вопросы политической жизни выносились на суд народного собрания и решались голосованием. Отметим, что даже само равенство граждан было продолжением традиционных норм родства (равенства в роде) и дружбы (равенства в дружине) и служило сохранению традиционных норм организации полиса.

Для оперативного руководства полисом избирались должностные лица - магистраты - на строго определенный срок и с жестко ограниченными полномочиями. Чтобы обеспечить равенство граждан в доступе к магистратурам, довольно широко применялось их замещение по жребию. Лишь в крайних, исключительных случаях один и тот же человек занимал должность два срока подряд.

Важной чертой классической демократии было стремление выработать общее мнение всех граждан по обсуждаемому вопросу, чтобы весь полис мог действовать единодушно, как один человек. Как правило, решения принимались единогласно. Если же единой позиции достигнуть не удавалось, то считалось нормальным безоговорочное подчинение меньшинства большинству. Классическая демократия, строго говоря, не знала оппозиции. По отношению к инакомыслящим применялась практика «остракизма» - изгнание из города, а иногда и более жесткие меры наказания.

Крушение классической демократии было неизбежно. Во- первых, потому, что воспроизведение полисной организации с прямой демократией было невозможно в политических системах большего масштаба. Во-вторых, полисы оказались неспособны отстоять свою независимость против крупных политий эпохи эллинизма. Затем исчезли и социально-экономические предпосылки полисного строя.

Предпосылки современной формы демократии - либеральной демократии - начали складываться в Западной Европе лишь в XVII в., с появлением идеи и практики конституционализма. Его основы были заложены еще в абсолютистских монархиях и соревновательных олигархиях раннего Нового времени (следует особо отметить Англию и Францию, где были введены некоторые нормативные ограничения на применение законодательной, исполнительной и судебной власти). Конституционализм предполагает, во-первых, что процедуры отправления власти должны строиться на регулярной основе; во-вторых, что нельзя допускать концентрацию всех функций управления в одних руках. Со временем эти ограничения стали основой нового политического строя.

Легче всего описать либеральную демократию как противоположность классической.

Это представительное, а не прямое народовластие, и потому роль масс здесь является ограниченной и относительно пассивной. Массы выбирают своих правителей, но не управляют сами. Но в то же время они имеют достаточно широкие и многообразные возможности для выражения своих интересов и предпочтений.

Важной особенностью либеральной демократии является то, что право большинства уравновешивается различными ограничениями на применение власти, что позволяет уважать и учитывать запросы меньшинств.

Политическая система носит плюралистический характер: любое решение выступает как результат сложного взаимодействия социальных интересов. Проводниками этих интересов выступают многочисленные организованные группы: партии, профсоюзы, социальные инициативы и т. д.

В отличие от классической демократии либеральная исходит из функциональности и необходимости политического конфликта, единомыслие в условиях этого режима - большая редкость.

Гражданские права при либеральной демократии (во всяком случае, в зрелом виде) предоставляются практически всем, способным нести ответственность за свои действия.

Идея «разделения властей» была сформулирована в трудах некоторых представителей французского Просвещения. Ее воплощению в жизнь способствовала прежде всего конституция США, разграничившая три «ветви» правления (исполнительную, законодательную и судебную власть) так, чтобы каждая из них могла контролировать другие и служить им балансом. В ряде стран Западной Европы «разделение властей» не прижилось. Здесь ограничения на применение власти постепенно «свели на нет» роль наследственных монархов и аристократии, передав их властные функции премьер-министрам - лидерам доминировавших в парламенте коалиций. Так, медленно и постепенно, двумя путями, разница между которыми до сих пор сказывается в дебатах между сторонниками «президентской» и «парламентской» систем, шло движение к замене закрытого политического режима на открытый.

Еще более длительным было становление либеральной демократии как включающего режима, т. е. расширение избирательного права на всех дееспособных граждан. Например, в Великобритании наиболее существенные барьеры на пути к этому были устранены Актом о реформе 1832 г., однако лишь в 1948 г. избирательный закон страны был полностью приведен в соответствие с принципом «один человек - один голос». Особенно растянулся процесс уравнения женщин в избирательных правах с мужчинами. Первыми странами, решившимися на реформу такого рода, были Новая Зеландия (1893) и Австралия (1902). За ними последовали скандинавские страны, начиная с Финляндии (1906). Во Франции, Италии и Бельгии посещение избирательных участков было мужской привилегией до конца второй мировой войны, а в Швейцарии - до 1971 г.

2.2 Модели демократии

Понятие «модель демократии» является более сложным. Широкое признание оно заслужило благодаря работам Дэвида Хэлда. Как отмечает Хэлд, модель демократии - это «теоретическая конструкция, направленная на выявление и объяснение основных элементов формы демократии и структуры отношений, лежащих в ее основе» Цит. по: Голосов Г.В. Сравнительная политология: Учебник. - СПб.: Изд-во Европ. ун-та в С.-Петербурге, 2001. - С. 93.

96. Наряду с описанием демократии ее модель обычно включает в себя ценностное обоснование (т.е. отвечает на вопрос: зачем все это нужно?), и в соответствии с этим намечает направления совершенствования политического строя.

Если охарактеризованные выше формы демократии складывались в основном стихийно, под влиянием практических запросов государственного управления, то модели демократии, будучи теоретическими конструкциями, имеют своих авторов. Заслуга Д. Хэлда состоит в том, что он свел все многообразие демократической мысли к нескольким компактным блокам идей, каждый из которых представляет собой своеобразное «среднее арифметическое» от взглядов различных теоретиков.

«Защищающая» («протективная») демократия (Томас Гоббс, Джон Локк, Шарль Монтескье)

Создатели этой модели видели смысл и оправдание демократии в том, что она обеспечивает защиту граждан как от произвола властей, так и от беззаконных действий частных лиц, а также дает гарантии управления в общих интересах. Хотя суверенитет принадлежит народу, последний делегирует его своим выборным представителям и, таким образом, отказывается от непосредственного участия в принятии решений. Институциональными чертами демократии являются регулярные выборы, конкуренция между организационными политическими группами и разделение властей. Практика конституционализма гарантирует основные политические и гражданские свободы (слова, ассоциаций, голосования, совести и т. д.), а также равенство всех перед законом. Принципиально важной для этой модели демократии является идея об отделении государства от гражданского общества, что подразумевает невмешательство властей во многие сферы общественной жизни, и прежде всего в экономику. Условиями «защищающей» демократии являются частная собственность на средства производства и рыночная экономика. Нетрудно заметить, что, по существу, она представляет собой апологию реальной либеральной демократии, складывавшейся в XVII-XIX вв. в Западной Европе и в США.

«Развивающая» демократия (Жан-Жак Руссо)

По мнению Руссо, самого известного сторонника данной модели, демократия - это не только определенный политический механизм, но и способ совершенствования людей, развития их способностей, поскольку только она дает необходимую индивиду свободу подчинять себя не отдельным правителям (пусть даже выборным), а всему сообществу. Как утверждал Руссо, человек при этом не подчиняет себя никому в отдельности, а значит, остается свободным. Особо подчеркивается необходимость участия всех граждан в осуществлении законодательной власти, что исключало бы принятие решений, наносящих ущерб отдельным лицам. Отрицая представительную демократию в пользу прямой, Руссо был сторонником использования многих элементов демократии в ее античной модели, в том числе принципа замещения должностей по жребию. В то же время не отвергался сформулированный уже в Новое время принцип разделения властей. Руссо был сторонником мелкой собственности, равномерно распределенной между гражданами, и убежденным противником фабричного производства. Во многом его взгляды были утопическими; «развивающая» демократия так никогда и не нашла реального воплощения. Однако она послужила (и до сих пор служит) важным интеллектуальным импульсом для поисков лучшего политического устройства.

Модель «отмирания государства» (Карл Маркс)

Маркс связывал свободу с прекращением экономической эксплуатации, одним из главных агентов которой, по его мнению, служит государство. Подлинная демократия предполагает безгосударственный строй, в котором управление уступает место самоуправлению и саморегуляции. Это может быть достигнуто путем коммунистической революции, уничтожающей частную собственность. Предполагается определенный переходный период, в ходе которого сохраняющаяся «диктатура пролетариата» создает условия для народного самоуправления. Институциональные черты отмирающего государства - это пирамида выборных органов, в основании которой лежат народные собрания. Все должностные лица не только выборные, но и отзываемые в любое время. Разделение властей, профессиональная бюрократия, армия и полиция отсутствуют. Практика, в том числе практика реальных стран социализма, показала определенную утопичность модели «отмирания государства», хотя многие ее элементы присутствуют в современных теоретических конструкциях, в частности в модели демократии участия.

«Соревновательный элитизм» (Макс Вебер, Йозеф Шумпетер)

В рамках этой модели в качестве подлинной демократии рассматривается режим, при котором у власти - через соревновательные механизмы (главным образом регулярные выборы) - оказывается наиболее компетентная и подготовленная политическая элита. Роль народа ограничивается при этом периодическим выбором в пользу одной из конкурирующих элит. Одновременно подразумевается, что в промежутках между выборами население не должно вмешиваться в деятельность власти. Сторонники элитистской демократии полагают, что такая модель является наиболее приемлемой для современного, чрезвычайно сложного в экономическом, технологическом, геополитическом и иных отношениях мира, поскольку этот мир предъявляет особые повышенные требования к профессионализму и компетентности управления, исключающие участие неподготовленных к этому широких масс. В то же время соревнование между различными элитами (прежде всего, через процедуру выборов) рассматривается здесь как необходимое, поскольку в противном случае ситуация оборачивается дряхлением и деградацией правящей элиты. «Соревновательный элитизм» отражает многие особенности реальной либеральной демократии.

«Плюралистическая» демократия (Дэвид Трумэн, Роберт Даль)

«Плюралистическая» модель видит основное значение демократии в защите прав меньшинств. Только таким образом можно отстоять свободу: ведь общество в конечном счете - это совокупность бесчисленных малых групп, каждая из которых преследует собственные интересы. Поэтому абсолютно неоправданны претензии любой компактной элиты на представительство интересов всего общества. Разделяя наиболее важные институциональные характеристики либеральной демократии, «плюрализм» основной упор делает на существовании многочисленных заинтересованных групп, каждая из которых стремится повлиять на процесс принятия решений. Правительство выступает как посредник в сложных процессах взаимодействия этих групп. Массы считают себя вправе вмешиваться в политику и часто это делают, но иногда сознательно воздерживаются от активности, предоставляя правительству и лидерам заинтересованных групп возможность самим решать проблемы.

Эта модель во многом представляет собой возвращение к идеям и ценностям «защищающей» демократии. Демократия рассматривается здесь как инструмент обеспечения свободы, и в этом заключается ее оправдание, равно как и оправдание принципа правления большинства. Однако для того чтобы обеспечить мудрое и справедливое правление, необходимо наложить ограничения на действие этого принципа. Главное ограничение

- закон должен быть выше воли народа. Именно эту особенность приписывают теоретики «легальной» демократии англосаксонскому конституционному устройству. Центральным становится, таким образом, понятие «правового государства». Как и «протективная», «легальная» демократия предполагает отделение государства от гражданского общества. Бюрократическое регулирование (особенно в экономике) должно быть сведено к минимуму, а деятельность коренящихся в экономике заинтересованных групп - жестко ограничена. Прежде всего это касается профсоюзов, которые нужно полностью отстранить от политики. Модель «легальной» демократии входит в политическую идеологию так называемых новых правых. В экономическом плане она соотносится с построениями сторонников неолиберальной модели, настаивающих на возвращении к «свободной конкуренции» и неограниченному господству рыночных сил.

«Демократия участия» («партиципаторная» демократия) (Никос Пулантцас, Кэрол Пэйтмэн, Бенджамин Барбер)

Эта модель демократии предполагает рассмотрение в качестве истинной демократии режима, обеспечивающий реализацию принципов так или иначе понятой социальной справедливости через непосредственное, постоянное и плотное включение всех граждан в общественно-политическую жизнь и процессы принятия политических решений (например, через механизм референдума). Это должно способствовать формированию нового типа гражданина - компетентного, заинтересованного в решении проблем всего общества и сочетающего острое чувство индивидуальности с коллективизмом. Теоретики «демократии участия» развивают тезис о том, что, если граждане не участвуют постоянно в политическом процессе, они теряют компетентность и собственную точку зрения, превращаясь в объект манипулирования для «продажных» политиков и СМИ. Кроме того, данной модели свойственно холистическое (целостное) понимание демократии: она рассматривается как подлинная, лишь будучи реализованной во всех сферах общества - не только в политической, но и в сфере производства, культуры, образования и т. д. Верховенству закона эта модель не придает большого значения. Скорее наоборот, институциональная система должна быть готова к постоянным изменениям, к экспериментированию с политическими формами. Единственное, в чем эта модель сходится с предыдущей, - это в острой критике бюрократии и стремлении сократить ее роль. «Партиципаторная» демократия была знаменем «новых левых»; она и по сей день продолжает привлекать внимание альтернативных политических сил на Западе. Уже по этой причине эта модель не слишком популярна в либеральном истэблишменте.

Взаимовлияние исторических форм демократии и различных теоретических схем показано на схеме 1.

Стоит еще раз подчеркнуть, что модели демократии - это ценностно насыщенные теоретические конструкции, и некоторые из них прямо служили оправданию определенных политических практик. В практике функционирования современных демократических государств могут встречаться (и чаще всего встречаются) различные сочетания отдельных элементов приведенных здесь моделей демократии.

Схема 1. Исторические взаимосвязи форм и моделей демократии (сплошными стрелками показано заимствование идей, прерывистыми - теоретическое отражение или влияние).

3. Переходы к демократии

3.1 «Волны» демократизации

В XIX-XX вв. число демократических режимов в мире непрерывно растет. Этот процесс получил в политической науке название «демократизации». Под демократизацией понимают совокупность изменений в политической сфере, ведущих к ин- ституциализации открытой конкуренции за право контролировать правительство. Демократизация предполагает признание и институциональное обеспечение широких политических прав и свобод всех граждан конкретного государства, расширение возможностей их политического участия, а также свободные выборы.

В политической науке утвердилась теория «волн» демократизации. Ее автором является американский исследователь Самуэл Хантингтон. Согласно его взглядам, институты демократического правления утверждались в мире в три этапа, причем на каждом из них этот процесс затрагивал разные группы стран. При этом за расширением ареала демократии (подъемом демократизации) следовало некоторое его сокращение (откат демократизации).