Главная страница
Контакты

    Главная страница


Советская школа в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годы




Дата17.12.2017
Размер49.7 Kb.

Советская школа в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годы


Огромную роль в судьбе детей, оставшихся без родителей, сыграла широкая общественность. Благодаря совместной деятельности комсомольских организаций, органов народного образования и здравоохранения, профсоюзных организаций, работников системы трудовых резерв и органов внутренних дел десятки тысяч детей были изъяты со станций железных дорог и пристаней, из поездов, с рынков и городских улиц. Они направлялись в приемники, а затем в детские дома, определялись в школы. Подростки трудоустраивались на промышленные предприятия, в колхозы и в совхозы, где им предоставлялись общежития.

В августе 1942 г. учителя школы и рабочие колхоза им. С. М. Кирова Федекинского сельсовета Рязанской области обратились с письмом к своим односельчанам -фронтовикам, в котором сообщали, что берут на себя обязательство окружить их детей заботой и вниманием. Это патриотическое движение получило широкую поддержку всего народа. Учителя особо следили за успехами детей фронтовиков в учебе, помогали им в выполнении домашних заданий. Комсомольцы брали шефство над семьями фронтовиков. Для детей, не имевших необходимых условий для занятий дома, выделялись помещения в клубах и избах - читальных, где дежурили учителя и комсомольцы - старшеклассники. Выделялись средства на приобретение одежды.

Большую роль в укреплении всей системы народного образования в целом сыграли постановления правительства Союза СССР, а затем и соответствующие приказы Наркомпорсов всех союзных республик об освобождении от платы за обучения ряда категорий учащихся. Напомним что плата за обучение была введена с 1 сентября 1940 г. в VIII, XI и X классах средних школ и в высших учебных заведениях постановлением СНК СССР от 2 октября 1940 г. Теперь же, с самого начала войны (июль 1941 г.) от платы за обучение были освобождены дети рядового и сержантского состава Советской Армии, Военно- Морского флота и партизан. С сентября 1944г. освободились от платы за обучение в VIII-X классах средних школ дети офицеров-инвалидов, а также погибших, пропавших без вести, умерших вследствие ранений, увечий, контузий, полученных на фронтах ВОВ. Соответствующие постановления и приказы были реализованы во всех союзных республиках.

В условиях войны особое значение приобрела деятельность наркомпросов - РСФСР, союзных и автономных республик - по руководству делом народного образования и школой в соответствии с указаниями правительства. В годы войны, наряду с оперативным руководством областными (краевыми) отделами народного образования и наркомпросами автономных республик (приказы, инспекции и проверки на местах, анализ отчетных данных), наркомпрос РСФСР довольно широко (с учетом обстоятельств военного времени) практиковал проведение кустовых, зональных и республиканских совещаний как по общим, так и по конкретным вопросам. По указаниям Наркомпроса РСФСР проводились областные съезды работников народного образования (1944-1945гг.), активы учителей. Так, например, Всероссийские совещания по народному образованию были проведены: 2-5 августа 1943г., 15-19 августа 1944г. и 7-11 августа 1945г 38. C. 69]. Участники совещания по докладам наркома просвещения РСФСР В.П. Потемкина обсуждали наиболее актуальные вопросы и принимали по ним соответствующие решения. Рекомендации совещаний содержали критический анализ состояния дел на местах, давали ясное понимание природы имеющихся недостатков и вооружали местные органы народного образования конкретной программой работы на значительный отрезок времени.

Аналогичная работа по руководству делом народного образования на местах проводилась наркомпросами других союзных и автономных республик. Так с началом освобождения УССР 27 сентября 1943 г. Совнарком и ЦК КП(б) Украины приняли постановление, которым обязывали Наркомпрос республики, областные, городские, районные и сельские Советы немедленно осуществить необходимые мероприятия, обеспечивающие скорейшее восстановление всего дела народного образования. В число этих мер входило: вовлечение в школу детей, подлежащих обучению, комплектованию школ, подбор и утверждение в должности директоров средних школ, восстановление школьных зданий, снабжение их топливом и материалами, привлечение к подготовке школ родителей, учителей и учащихся старших классов.

В годы войны, в условиях вынужденного нормирования продуктов питания и промышленных товаров, дети обеспечивались ими на льготных условиях и в максимально возможных размерах. Повсеместно принимались меры к организации в школах горячего питания, во многих городах и рабочих поселках открывались специальные детские столовые. В соответствии с указаниями Центра-Союза СССР и РСФСР и Наркомпроса РСФСР с 1942/1943 учебного года было организовано питание учащихся сельских школ за счет колхозов и совхозов.

В октябре 1942г. правительство РСФСР (а затем и других союзных республик) приняло постановление, согласно которым учащиеся всех школ городов и рабочих поселков стали получать на завтрак (дополнительно и продовольственным карточкам) 50 г. хлеба и 10 г. сахара или кондитерских изделий [35. C. 23]. Позднее это положение было распространено на выходные и праздничные дни. Постановление предусматривало также обеспечение школьных буфетов овощами и молочными продуктами за счет децентрализованных поставок. Особое внимание обращалось на организацию питания детей с ослабленным здоровьем. С 1942г. получили распространение диетические столовые для детей до 13 лет (в 1944г. в них питалось свыше 180 тыс. человек) [35. C. 24].

Правительство увеличило фонды товаров широкого потребления для детей. Был установлен особый контроль за выполнением предприятиями местной промышленности планов производства обуви и одежды для школьников. Большую помощь школам оказывали шествующие предприятия, колхозы, совхозы, а также воинские части. Эти средства шли на улучшения питания детей, а также на приобретение остронуждающимся одежды и обуви. Сбор вещей и средств, в фонд помощи детям скоро охватил всю страну. К 1 мая 1942г. по 50 областям Советского союза было собрано свыше 2 млн. детских вещей и около 3 млн. рублей деньгами. Повсеместно создавались продовольственные фонды для детских учреждений. К этому же времени относится зарождение еще одного важного почина: открытие «Комсомольской правдой» в июне 1942 г. в Москве счета №160180 - фонд помощи детям. За один лишь месяц на него поступило 4,5 млн. рублей. За годы войны общая сумма взносов, поступивших на счет №160180, составила более 270 млн. рублей.

Еще один красноречивый пример поддержке общественностью школ в годы ВОВ. В феврале 1943 г. Управление ленинградской милиции взяло шефство над 194-й школой. В тяжелые дни блокады работники милиции делились со школьниками своими скудными пайками, помогали доставлять топливо, чтобы занятия в школах не прекращались даже в самые морозные дни. Таких примеров можно привести множество.

Одним из непременных условий обеспечения всеобуча охраны жизни и здоровья детей было их медицинское обслуживание, установление систематического санитарного надзора за учебно-воспитательными учреждениями. Весь комплекс вопросов санитарно-гигиенического режима и обслуживания школ и других детских учебно-воспитательных учреждений находился под неослабным контролем центральных и местных государственных органов. Наркомпрос и Наркомздрав СССР утвердили специальную инструкцию о соблюдении санитарного режима в детских учреждениях в условиях военного времени.

Органы здравоохранения большое внимание уделяли вопросам организации детского питания, изыскание возможности включения в детский рацион ценных пищевых продуктов. Некоторые школы сумели, несмотря на все затруднения хорошо поставить медицинское обслуживание своих учеников. В них было установлено систематическое дежурство медицинского персонала, регулярно проводились медосмотры и различные профилактические мероприятия среди школьников, дезинфицированием помещений.

В борьбе за охрану жизни и здоровья детей огромная и активная роль принадлежала работникам и служащим санитарно-эпидемиологических станций. Ими проводилась широкая система профилактических мероприятий среди учащихся в школах и по месту жительства. За пять лет (1940- 1945 г.г.) медицинским персоналом было проведено 37 млн. вакцинаций и 23 млн. ревакцинаций против дифтерии [39. C. 94]. Благодаря этим мерам детские инфекционные заболевания во время войны не получили эпидемического характера.

В годы войны наряду с другими учреждениями народного образования стала восстанавливаться сеть детских оздоровительных учреждений. Приобретали все больше значения и распространения пионерские лагеря и детские площадки. Особое место принадлежало санитарно-лесным школам. В 1944 г. в санитарно-лесных школах только Российской Федерации побывало 25 тыс. ребят. В годы войны на местах изыскивались самые разнообразные формы и средства организации отдыха и укрепления здоровья детей. Летом 1942 г. в окрестностях Москвы было создано несколько десятков пионерских лагерей, где школьники не только отдыхали, но и занимались общественно полезным трудом. Срок пребывания в них был установлен двухнедельный, что позволило пропустить около 18 тыс. школьников, преимущественного детей фронтовиков.

За годы войны только в пионерских лагерях страны отдохнули: в 1942г.- 300тыс., в1943г. - 405 335, в 1944г. - 730 тыс., в1945г. - 1269 613 пионеров и школьников. Всего в СССР летними видами отдыха детей (с выездом за город) было охвачено: в 1943г. - 1,5 млн., в 1944 г. - 2,5 млн. и в 1945г.- 3 млн. ребят.

В целом по стране рост затрат на организацию отдыха детей составил: в 1942 г. - 105 млн., в 1943 г. - 250 млн., в 1944 г. - 350 и в 1945г. - 500 млн. рублей [38. C. 95].

В связи с переломом в ходе ВОВ и освобождением ряда советских территорий от фашистских оккупантов, в августе 1943г. СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации». Это постановление предусматривало создание для детей воинов Красной Армии и партизан Отечественной войны, а также для детей советских и партийных работников, рабочих и колхозников, погибших от рук немецких оккупантов, 459 суворовских военных училищ на 500 человек каждое, 23 специальных ремесленных училищ на 400 человек каждое, специальных детских домов на 16 500 мест и Домов ребенка на 1750 мест, 29 приемников-распределителей на 2 тыс. человек. Все расходы по содержанию этих учреждений брало на себе государство.

Много нового в практику работы школ принес 1943/44 учебный год. В центре этих мероприятий находилось повышение уровня общеобразовательной подготовки учащихся, укрепления дисциплины и порядка в школе. Известное место в ряду этих мероприятий заняли введение раздельного обучения и переход к обучению детей в общеобразовательной школе с семилетнего возраста.

Одним из аргументов в пользу раздельного обучения в общеобразовательной школы (и подразделения её на мужские и женские), была необходимость введения военно-физической и особенно допризывной подготовки. Осуществлявшаяся в старших классах, последняя предполагала необходимость организации специальных занятий только для мальчиков-подростков и юношей. Среди других оснований для осуществления раздельного обучения назывались необходимость учета особенностей физиологического развития юношей и девушек, требующих обеспечения различных условий организации их обучения и воспитания.

Раздельное обучение было введено на основании постановлений СНК СССР от 16 июля 1943 Г. и СНК РСФСР от 23 июля 1943 г. «О введении раздельного обучения мальчиков и девочек в 1943/44 учебном году в неполных средних школах и средних школах областных, краевых городов, столичных центров автономных республик и крупных промышленных городов».

Распространение раздельного обучения в школах РСФСР в годы проходило поэтапно. После московского опыта, его осуществили с начала 1943/44 учебного года в V-X классах неполных средних и средних школ 72 крупных городов страны. В 1944/45 учебном году оно распространилось уже на 146 городов, а в дальнейшем предполагалось его проведение в 176 наиболее крупных центрах [38. C. 128].

Но эта реорганизация системы учреждений народного образования не получила действительно массового характера: она охватила примерно пятую часть средних школ СССР, почти не коснувшись небольших городов сельской местности. В целом по стране введение раздельного обучения породило вполне определенные трудности для школ органов народного образования, учителей, да и для самих учащихся и их родителей.

В итоге в стране фактически стало существовать три типа общеобразовательной школы - раздельного, совместного и смешанного обучения.

Успешная в целом борьба за школу, за осуществление всеобщего начального обучения в сельской местности и семилетнего в городах и поселках городского типа позволила советскому правительству еще в период войны поставить и решить задачу перехода к обучению детей в общеобразовательной школе с семилетнего возраста. В соответствии с постановлением СНК СССР от 8 сентября 1943г. «О приеме детей с семилетнего возраста в школы» в 1944/45 году впервые классы приняты дети-семилетки. Переход на обучение детей с семилетнего возраста имел большое социальное и педагогическое значение. Устранялся разрыв между детским садом и первым классом школы, освобождались десятки тысяч мест в дошкольных детских учреждениях, что создавало для женщин-матерей благоприятные условия работы на производстве. Выпускники семилетней школы завершали теперь образование не в 15, а к 14 годам и могли на год раньше получить квалификацию и включиться в производственный труд. Однако снижение возраста приема детей в школу не может расцениваться только как мера вынужденная, продиктованная исключительно соображениями экономической необходимости в условиях войны. Понижение возраста начала обучения в школе на один год, безусловно, отвечало общему уровню развития и подготовки детей к усвоению школьной программы и потому должно рассматриваться как новый шаг в осуществлении всеобщего обязательного обучения в стране. Реализация этого мероприятия привела к увеличению контингента учащихся более чем на 2 млн. человек. Она потребовала новых больших ассигнований на школьное строительство и громадной работы учителей по перестройке процесса обучения и воспитания с учетом возрастных особенностей детей младшего школьного возраста.

Забота Наркомпроса об охвате обучением всех детей и подростков, особенно тех, кто в силу причин разного рода прекратил посещение школы, выразилось также в организации новых типов учебно-воспитательных заведений. Именно во время Великой Отечественной войны была создана и стала функционировать с 1 сентября 1943г. школа рабочей молодежи (ШРМ) - новый тип общеобразовательной школы, предназначавшейся для продолжения образования юношами и подростками, занятыми трудом в промышленном производстве.

Не мог в стороне оставаться и комсомол. В школе 1943г. Бюро ЦК ВЛКСМ приняло постановление «Об обучении подростков, работающих на предприятиях» [6. C. 68], которое потребовало развернуть работу по вовлечению в школы работающей молодежи для получения образования без отрыва от производства. Это было особенно актуально в тяжелые годы ВОВ, когда не хватало рабочих кадров на предприятиях. Комитетам комсомола на местах вменялось принять активное участие в создании необходимых условий для школ рабочей молодежи, учащихся и учителей. Для этого было необходимо подыскать помещения для этих школ, оборудовать их школьной мебелью, организовать питание учащихся и их снабжение учебниками и учебными пособиями, систематически проверять и контролировать учебу работающей молодежи. Комсомольские организации в целях агитации и популяризации ШРМ проводили молодежные собрания, конференции и вечера по вопросам учебы в школе. Так, например, комитет ВЛКСМ Урал-машзавода провел в цехах молодежное собрание с повесткой дня: «Каждому молодому уралмашевцу - среднее образование». На собраниях также принимали участие старые кадровые рабочие, которые говорили о необходимости учиться [38. C. 99].

Организация школьного обучения рабочих-подростков и создание государственной сети школ рабочей молодежи было продиктованы условиями военного времени и поэтому находилось под контролем советского правительства. Однако и сами подростки, их родители, рабочие предприятий понимали необходимость этого шага. Примечателен такой пример. Еще в первую блокадную зиму в помещении одного из заводов в Ленинграде, разбитые цеха и станки которого продолжали выпускать оборонную продукцию, работала одна из первых школ рабочей молодежи. У учащихся не было чернил, не хватало тетрадей, но занятия не прекращались. Обращаясь к рабочим-подросткам, сомневающимся, в целесообразности учения в также критическое время, ветеран завода С.Г. Горбачев говорил: «Самое время учиться дальше. Знаете, сколько наших кадровых рабочих погибло? Кто их заменит? - Вы! - И вам поднимать завод. Победу нельзя встретить с пустыми руками...» [38. C. 100]. Уже к декабрю 1942 г. в Ленинграде открылись 52 школы работающей молодежи с численностью 5 563 человека в возрасте до 18 лет. Некоторые из них находились в непосредственной близости к линии фронта и часто подвергались артобстрелу.

ШРМ давали выпускникам неполное среднее, а некоторые среднее образование без отрыва от производства. С первого же учебного года ШРМ завоевали широкую популярность у рабочей молодежи. Уже в 1943/44 учебном году в только в РСФСР насчитывалось более 1 тыс. школ, в которых обучалось свыше 150 тыс. подростков. В числе первых школ рабочей молодежи открытых в Москве была школа, созданная на базе Московского пищекомбината, а на базе фабрике «Красная швея» была открыта трехсменная школа №47. Всего в Москве в 1943/44 учебном году сеть ЩРМ составила 79 единиц с количеством учащихся 25 тыс. человек. В 1944г. состоялся первый выпуск рабочих- подростков с вручением аттестатов зрелости, многие продолжили обучение в высших учебных заведениях.

Уже в 1944/45 учебном году лишь в Российской Федерации обучением в ШРМ было охвачено 315 тыс. человек.

А с 1 ноября 1944г. постановлением СНК СССР от 6 июля 1944г. были созданы вечерние школы сельской молодежи, они были рассчитаны на подростков занятых в сельскохозяйственном производстве в годы войны. Вот выписка из «Положения о вечерних школах сельской молодежи»: «...2) Вечерние школы сельской молодежи являются государственными образовательными школами и имеют целью дать молодежи в подготовку в объеме начальной и семилетней школы воспитать молодежь в духе беззаветной любви к Родине и преданности Советской власти. 3) Школы организуются в крупных селениях в колхозах, совхозах и МТС и открываются по решению районных и областных исполкомов Советов депутатов трудящихся. 4) Школы создаются двух типов - начальные в составе I, II, III, IV классов и семилетние в составе I-VII классов. 7) В вечерние школы сельской молодежи принимаются молодежь и подростки с 14 летнего возраста и обучаются в ней без отрыва от сельскохозяйственных работ...11) Занятие в вечерних школах сельской молодежи проводятся 5 раз в неделю по 4 часа» [12. C. 392].

ШСМ открывались при дневных общеобразовательных школах во всех совхозах и многих (крупных) колхозах. Продолжительность учебного года в них была установлена с ноября по 1 мая. Однако Наркомпросам союзных республик было предоставлено право изменять сроки начала и окончания обучения в зависимости от времени проведения сельскохозяйственных работ.

Сеть школ рабочей и сельской молодежи развивалась и во всех других союзных республиках. Так, школы рабочей молодежи в Армянской ССР (постановление Совпарткома республики от 6 сентября 1943г.) были открыты в Ереване, Кировакане (совр. Ванадзор), Ленинакане (совр.Гюмри), Алаверди, Кафане; в Казахской ССР уже в 1944 году было 66 ШРМ; Киргизской ССР работали 83 школы сельской и 4 школы рабочей молодежи [38. C. 102].

Таким образом, ко времени окончания войны страна имела разветвленную сеть школ рабочей и сельской молодежи. Создание школ этого типа имело большое значение и полностью оправдало себя уже в годы войны. Десятки тысяч подростков, вынужденных оставить учение и трудящихся во имя победы, получили возможность закончить, даже в таких условиях, общеобразовательную школу.

К 1944 г. относится и возобновление деятельности заочных школ; сеть, которых была свернута с началом ВОВ. Эти школы создавались для обучения взрослых рабочих, колхозников и служащих, не имеющих законченного образования. Учебный процесс в заочных школах строился на групповых и индивидуальных консультациях, устных зачетах, экзаменах по полугодиям, однако документы об их окончании давали выпускникам те же права, что и дневных средних общеобразовательных школ.

Из вышесказанного следует, что в ходе ВОВ, организуя все силы на разгром лютого врага, советское правительство в лице Народного комиссариата просвещения и других органов народного образования, повседневно заботилось о народном просвещении. В экстремальных условиях государство стремилось обеспечить наиболее благоприятные условия работы школы и обучения учащихся. При этом параллельно советское правительство решало вопросы об эвакуации школ и учащихся из прифронтовых или блокадных районов, организовывало отдых подростков, их питание, здравоохранение. Не обошло вниманием оно и работающих подростков, предоставляя им возможность учиться в школах рабочей и сельской молодежи. Особой была проблема детской беспризорности, возникшей по причине гибели многих родителей - советских граждан от рук немецких захватчиков. Подчеркивая государственную важность и значение народного образования « Учительская газета» от 8 октября 1942 г. писала: «Оставить сегодня тысячу подростков за бортом школы - это значит недодать завтра государству тысячу грамотных и дисциплинированных бойцов, культурных и инициативных работников производства».

В результате постоянного внимания партийных, государственных, хозяйственных организаций и общественности к вопросам обучения и воспитания детей в годы ВОВ не было ни массовой детской беспризорности, ни массовых заболеваний детей, не длительных перерывов школьных занятий.

Глава 2. Учебно-воспитательный процесс в советской школе в годы ВОВ

2.1 Учебно-воспитательный процесс в советской школе перед ВОВ

Прежде чем приступить к анализу учебно-воспитательного процесса в советской школе во время ВОВ, нам необходимо рассмотреть в каком состоянии находилась советская педагогическая практика перед войной. С этой целью нам необходимо сделать краткий ракурс в историю становления советской педагогике.

После прихода к власти большевиков в октябре 1917 г. проблема коренной перестройки всей системы народного образования была выдвинута в качестве первоочередной. В стратегии и тактики политики большевиков школа должна была стать одним из средства пропаганды и распространению коммунистической идеологии. Однако при всей идеологированности новой власти, на первое место руководство по народному просвещению выдвигало изменение в учебно-воспитательном процессе школы. В области содержания и методов обучения они выступали против формализма и схоластики, требовали учета интересов учащихся, возбуждения их активности и самодеятельности, развитие детского творчества, тесной связи школы с жизнью. Это предполагало решительное обновление всех сторон школьной жизни. Руководители Наркомпроса утверждали, что только мировой пролетариат, заинтересованный в подлинной науке и знании, способен придать просвещению объективный характер и воплотить в жизнь идеалы формирования гармоничной личности. Таким образом, первоначальному этапу становления советской школы была присуща явно выраженная гуманистическая ориентация образования, стремление построить его на самых высоких общечеловеческих идеалах и ценностях. Присутствовала утопическая убежденность в возможности достаточно легко внедрить в массовую школу такие ценности, как свобода ребенка и учителя в учебно- познавательной деятельности, творческий характер интеллектуального и физического труда, бережное отношение к индивидуальным особенностям каждой детской личности. Считалось, что коммунистическая идеология органично включает в себя все общечеловеческие ценности, и поэтому не будет осуществляться политизация изучаемых в школе научных фактов и процессов.

В полной мере такая гуманистическая устремленность проявилась в «Положении об единой трудовой школе РСФСР», утвержденной на заседании ВЦИК 30 сентября 1918 г. и «Основных принципах единой трудовой школы РСФСР (декларация)» от Государственной комиссии по просвещению 16 октября 1918 года. В «Положении» мы читаем: «Статья 1 -я. Всем школам Российской Социалистической Федерации Советской Республики, состоящим в ведение народного Комиссариата по просвещению, за исключением высших учебных заведений, присваивается наименование «Единая трудовая школа». Статья 5-я. В школе 1-й и 2-й ступени вводится совместное обучение. Статья 6- я. Преподавание в стенах школы какого бы то ни было вероучения и исполнения в школе обрядов культа не допускается. Статья 12-я. Основой школьной жизни должен служить производственный труд не как средство оплаты издержек на содержание детей и не только как метод преподавания, но именно как производственный общественно необходимый труд. Он должен быть тесно органически связан с обучением, освещающим светом знания всю окружающую жизнь. Постепенно усложняясь и выходя за пределы непосредственной обстановке детской жизни, производственный труд должен знакомить детей с самыми разнообразными формами производства, вплоть до самых высших. Статья 14-я. Школьные занятия в течении года распадаются на 3 категории: 1) обычные школьные занятия с 1 сентября по 1 июня; 2) школьные занятия под открытом небом с 1 июня по 1 июля: площадки, летние колонии, экскурсии для знакомства с природой и жизнью; 3) полные вакации (каникулы) с 1 июля по 1 сентября, с 23 декабря по 7 января и с 1 по 14 апреля. Статья 17-я. Задание обязательных уроков и работ на дом не допускается. Статья 18-я. Никакие наказания в школе не допускаются. Статья 19-я. Все экзамены - вступительные, переходные и выпускные отменяются. Статья 20-я. Деление на классы по мере возможности должно быть заменено делением на группы по степени подготовленности учащихся к соответствующему роду занятий» [12. C. 133].

«Декларация», написанная в основном А.В. Луначарским и Н.К. Крупской, содержала в себе синтез гуманистических идей не только отечественной, но и мировой педагогики. Вот основные идеи «Декларации»: «Новая школа должна быть не только бесплатной на всех ступенях, не только доступной и, как можно скорее, обязательной для того, чтобы она прочно укрепилась, она должна быть еще единой и трудовой.

Что значит, что школа должна быть единой?

Это значит, что вся система нормальных школ от детского сада до университета представляет собой одну школу, одну непрерывную лестницу. Это значит: что все дети должны вступать в один и тот же тип школы, начинать свое образование одинаково, что все они имеют право идти по лестнице до ее наивысших ступеней.

Переход с одной ступени школы на другую должен быть обеспечен, прежде всего, наиболее талантливым, причем преимущество отдается детям пролетариата и беднейшего крестьянства.

Государству нужны специалисты. Подростки сами имеют явно различные наклонности и дарования. Педагогика как таковая, стоит за постепенное сужения круга знаний, за фиксирование внимания на специально выбранных предметах, ибо от идеала образованного человека одинаково далек и специалист, которому чуждо вне его специальности все человеческое, и верхогляд, который знает все понемногу и ничего до конца. Поэтому с известного возраста, лет с 14, в школе допускается деление на несколько путей или группировок, так однако, что многие основные предметы остаются объединяющими всех учеников, и преподавание в каждой отдельной группировке, а после этого разделения является только более ярко окрашенным в тот или иной специфический цвет.

Новая школа должна быть трудовой. Требование введения труда как основы преподавания покоится на двух совершенно различных основаниях, результаты которых, однако, легко сливаются между собой.

Первым основанием является неполное научающая нас тому, что истинно воспринятом является только воспринятое активно. Ребенок жаждет подвижности, его держали в неподвижном состоянии. Он с чрезвычайной легкостью в веселой активной форме игры или труда, которые при умелой постановке совпадают, а его учили на слух и по книге С этой точки зрения трудовой принцип сводиться к активному творческому знакомству с миром.

Другим источником стремлений современной передовой школы к труду является непосредственное желание ознакомить учеников с тем, что больше всего нужно им будет в жизни, с тем что играет доминирующую роль в ней в настоящее время, с земледельческим и промышленным трудом во всех разновидностях его...

Таким образом, с одной стороны, ребенок должен учиться всем предметам гуляя, коллекционируя, лепя, рисуя, фотографируя, моделируя, склеивая из картона, наблюдая растения и животных, растя их и ухаживая за ними. Язык, математика, история, география, физика и химия, ботаника и зоология - все предметы преподавания не только допускают творческий активный период преподавания, но и требуют его.

С другой стороны, приближаясь к идеалу, школа должна преподать ученику главные приемы труда в следующих его областях: столярное и плотническое дело, токарное, резьба по дереву, формовка, ковка, отливка, токарная обработка металла, сплавление и спаивание металлов, закаливание, сверлильные работы, работы по коже и пр. В деревне, разумеется, центром, вокруг которого группируется преподавание, является столь разнообразное сельскохозяйственное дело.

Как ни важен, однако, трудовой принцип в деле воспитания воли, характера и солидарности, - благотворные результаты в этих отношениях могут быть достигнуты лишь правильно налаженном школьном быте. Сюда относится прежде всего братское, любвеобильное, равное отношение учащих к учащимся. Уже отсюда следует, что никакая строгость, никакие наказания не могут иметь место в обновленной школе...

Учитель должен входить в интересы учеников. Не казаться для последних начальством, какой-то особой породой, скучной и рассудительной, ни в чем не родственной душе подростка. Уметь быть старшими детьми, старшими братьями разновозрастной семьи, какой является школа. Дети должны участвовать во всей школьной жизни. Для этого они должны пользоваться правом самоуправления и проявлять постоянную активную взаимопомощь» [12. C. 137].

Как видим из этих документов, на смену народным школам, гимназиям, реальным училищам, лицеям, отражавшим многообразие социально- культурного уклада старой России, должна была прийти школа, которая призвана была стать мощным фактором формирования свободной, демократической ориентированной личности нового человека. Построение единой трудовой школы провозглашенной Наркомпросом, рассматривалось как важнейшее условие демократизации всей системы народного образования. Принципиальное отличие единой трудовой школы от традиционной школы усматривалось в обращенности к жизни, к миру труда, природы и общества. В процессе всестороннего изучения действительности, дети должны были получать сведения о физических и химических свойствах объектов, о характеристике социальных институтов, знакомиться с их происхождением и развитием, получать представление об используемых современной промышленностью научных данных для создания новой технологической среды и новых социальных отношений, что могло позволить полнее, чем раньше, удовлетворить нужды промышленности и сельского хозяйства в новом типе работника.

Одним из главных направлений новой школы было развитие здорового ребенка. Для этого вводились массовая ритмическая гимнастика, спортивные занятия под наблюдением врача, игра. Сохранению здоровья должна была способствовать и гигиеническая обстановка школы, отвечающая последним медицинским стандартам.

Гуманное отношение к ребенку, необходимость создания наиболее благоприятных условий для его всестороннего развития провозглашались важнейшей задачей новой правительственной политики в области просвещения. Так, американский педагог Д.Дьюи (1859-1952 гг.) отмечал, что ни одно правительство мира не выдвигало такой новаторской по своей сути программы в области народного образования [24. C. 380].

Разработкой учебных программ и планов занимался Государственный учебный совет (ГУС) образованный декретом СНК от 4 марта 1919г. Вот выписка из него: «1. Для проведения в жизнь реформы высших учебных заведений и учебных учреждений РСФСР при Государственной комиссии по просвещению учреждается Государственный ученый совет в составе 10 членов из которых 5 назначаются ВЦИК, а 5 - Народным комиссариатом просвещения....

Председателем Государственного ученого совета является народный комиссар по просвещению или в его отсутствие заместитель его...» [12. C. 481].

В основе разработанных ГУСом программ лежало стремление приблизить содержание образование к жизни ученика, преодолеть его отчуждение от самого учебного процесса, что нашло отражение в одном из главных принципов гусовских программ: «От ребенка к миру, от мира к ребенку». В соответствии с этим существенно менялась вся структура организации учебного процесса. Вместо «жестких» предметов с фиксированным объемом и номенклатурой единиц содержания образования устанавливались гибкие темы. Их «наполнение» учебным материалом должно было носить локально-ситуативный характер и опосредоваться местными условиями. Вместо традиционного последовательного усвоения знаний был взят курс на построение образовательного процесса через расширение горизонтов как концентрических кругов: Семья - школа - село (город) - район - страна - мир. Акцент делался не на овладения знаниями, а на осознание связей и отношений между различными явлениями, обеспечивающими процесс развития и образования школьников.

Важнейшим принципом построения программ ГУСа являлся и краеведческий подход, который должен был решить следующие задачи: способствовать использования краеведческого материала для конкретизации преподавания; содействовать всестороннему изучению школьниками своего края, что предусматривало организацию краеведческих экскурсий и экспедиций, составления карт и подготовку экспозиций в музеях; организовывать участие школьников в общественно полезной деятельности.

Новое содержание образования в советской трудовой школе, ее направленность на связь обучения с жизнью со всей остротой поставили вопрос о новых организационно-методических формах учебного процесса. Классно- урочная система в тех ее формах, которые укоренились в старой дореволюционной школе, по мнению некоторых деятелей советской педагогике, не благоприятствовала решению этой задачи. Педагог и психолог П.П. Блонский предложил студийную форму организации занятий. По его мнению, вся работа должна была проводиться в пяти студиях - физико-математической, биологической, социально-исторической и философско-географической. Предложенная Блонским форма организации учебного процесса предполагала специальные занятия подростка в избранной им научной области, что должно было обеспечить ему верный выбор жизненного пути в разных школах. «Метод блонского» получал различное толкование и практическое воплощение в зависимости от местных условий и субъективного фактора. Часть педагогов-теоретиков и учителей, положительно относилось к замене классов рабочими комнатами и кабинетами, пологая, что это создаст условия для укрепления связи обучения с жизнью.

Однако в подавляющем большинстве школ классно-урочная система занятий сохранялась, правда, модернизируясь, становясь более гибкой благодаря использованию в школах лабораторно-практических работ, опытов, наблюдений, занятий на пришкольных учебно-опытных участках и в мастерских.

Выработался в те годы и принципиально новый подход к оценке знаний учащихся. Постановлением Наркомпроса РСФСР от 31 мая 1918г. существовавшая в дореволюционной школе бальная система отменялась. Приведем постановление полностью: «1. Применение бальной системы для оценки познаний и поведения учащихся отменяется во всех без исключения случаях школьной практики. 2. Перевод из класса в класс и выдача свидетельства производится на основании успехов учащихся по отзывам педагогического совета об исполнении учебной работы» [12. C. 133].Однако при этом Наркомпрос не дал никаких указаний о формах учета успеваемости учащихся, и на местах это было воспринято как отрицание учета учебной работы и знаний вообще.

Несмотря на внешнюю прогрессивную направленность программы развития систем новой трудовой школы предложенную Наркомпросом, реализовать все эти начинания на практике оказалось очень трудно. С этим были связаны как объективные, так и субъективные факторы. Становление советской школы и реформ в области образования проходили в обстановке гражданской войны и интервенции, а после в тяжелых экономических условиях. Не хватало самого необходимого: школ, школьной мебели, письменных принадлежностей. В первые годы приходилось пользоваться старыми учебниками, что естественно тормозило дело перестройки содержания образования и методов обучения. Многие учителя не поддержали начинания советского правительства. Те же, кто включился в педагогическую работу, в основном получили образование в царской России, и не смогли сразу перестроиться для таких радикальных изменений в процессе обучения и воспитания школьников. Среди учителей шли творческие искания - в одних случаях труд предшествовал обучению, в других обучение выступало в качестве теоретической подготовки к нему. Не способствовало демократизации новой школы и внедрение в нее жесткой коммунистической идеологии.

К концу 20-х годов стал очевиден перекос советской школы в сфере трудовой деятельности, проявилось это - в слабой подготовке школьников по основным предметам, доминирование физического труда над умственным, работа на предприятиях и полях, над школьными занятиями. Вторым фактором к изменению политики в сфере народного просвещения, стала потребность в квалифицированных кадрах для различных отраслей промышленности и сельского хозяйства. Индустриализация и коллективизация требовала уже не только квалифицированных рабочих, а грамотных руководителей, инженеров, агрономов, учителей, научных работников. Здесь уже требовалось дать школьникам научные энциклопедические знания по основным предметам.

Это привело к тому, что уже в 1927/28 учебном году были введены программы ГУСа в новой редакции - первые обязательные государственные программы для всех школ РСФСР. Так, в программах школ I ступени объем знаний, умений и навыков по родному языку и математике не «растворялся» в комплексах, а выделялся в виде обязательного минимума для всех школ I ступени Российской Федерации.

Следующий большой шаг в этом направлении был сделан постановлением ЦК ВКП(б) «Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе» от 15 августа 1932г. Вот пункты постановления подтверждающие это: «ЦК ВКП(б) устанавливает, что в области начальной и средней школы по РСФСР за последний год произошли значительные сдвиги в связи с введением всеобщего обязательного обучения, переходом к систематическому усвоению наук на основе определенных учебных планов, программ и расписаний. Однако еще не устранен до конца коренной недостаток школы, заключающийся в том, что обучение в школе не дает достаточного объема общеобразовательных знаний и неудовлетворительно разрешает задачу подготовки для техникумов и для высшей школы вполне грамотных людей, хорошо владеющих основами науки (физика, химия, математика, родной язык, география и др.)

В соответствии с этим ЦК предлагает: 1. НКПросу РСФСР переработать к 1 января 1933г. программы для начальной и средней школы таким образом, чтобы обеспечить действительное прочное и систематическое усвоение детьми основ наук, знания фактов и навыки правильной речи, письма, математических упражнений и пр.

ЦК ВКП (б) предлагает Наркомпроссам союзных республик ликвидировать эти извращения лабораторно-бригадного метода, а учебный процесс в школе организовать на следующей основе:

а) Основной формой организации учебной работы в начальной и средней школе должен являться урок с данной группой учащихся со строго определенным расписанием занятий и твердым составом учащихся.

В целях осуществления программы партии «О проведении бесплатного и обязательного общего и политехнического образования для всех детей обоего пола до 17 лет», а также в целях скорейшего поднятия уровня общеобразовательной и политической подготовки учащихся средней школы, расширения подготовленных контингентов для высшей школы, и устранения возрастного несоответствия между средней и высшей школой, приступить, начиная с 1932/33 учебного года, к реорганизации семилетней политехнической школы в десятилетнюю» [12. C. 161]. Таким образом, было положено начало унификации всей системы образования на территории СССР. Существовавшая в Украинской и Белоруской ССР школьная система и отличавшаяся от действовавшей на территории РСФСР, была ликвидирована. Во всех республиках СССР устанавливалась единая школьная система с небольшими особенностями для отдельных республик.

Изменения структуры общеобразовательной школы потребовало пересмотра содержания учебных планов и программ. Уже в середине 1931/32 учебного года были введены пробные учебные планы и программы для образовательной школы, построенные по предметному принципу и направленные таким образом на обеспечение целенаправленного и систематического усвоения учащимися основ наук.

В 1935г. народный комиссариат просвещения опубликовал новые учебные планы. Преобладающее число часов отводилось по ним на изучение родного языка, литературы, математики, естествознания, истории и географии. В новых учебных планах сокращалось число часов на преподавание труда до 1 часа в неделю, а в 1937 г. он был исключен из нового учебного плана общеобразовательной школы. Так же было сокращено время на изучение обществоведческих дисциплин. С переходом на новые учебные планы основной формой организации обучения был признан урок продолжительностью 45 минут. Все учебные занятия должны были проходить по утвержденному расписанию с постоянным составом учащихся.

В это время происходил процесс упорядочения организации учебного процесса, структуры и методов обучения. В постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) «Об организации учебной работы и внутреннем распорядке в начальной, неполной средней и средней школе» от 3 сентября 1935г. значительное внимание было уделено проблеме методов обучения. В частности, обосновывалась необходимость отказа от активного использовавших ранее «метода проекта» и лабораторно-бригадного метода, приводивших к снижению качества знаний и умений учащихся. Так же отмечалось ошибочность универсализации тех или иных методов и подчеркивалось творчески подходить к отбору методов, сообразуясь с возрастом, уровнем знаний и умений учащихся.

Происходили изменения в вопросах учета и контроля знаний и умений. В указанном выше постановлении читаем: «У становить в школах следующие пять степеней оценки успеваемости учащихся (отметки): 1 - очень плохо, 2 - плохо, 3 - посредственно, 4 - хорошо, 5 - отлично.

Поручить Отделу школ ЦК ВКП(б) с привлечением народных комиссариатов просвещения союзных республик разработать обязательные для всех школ СССР нормы оценки успеваемости учащихся, с тем чтобы один и тот же уровень знаний одинаково оценивался во всех школах» [12. C. 171]. Также стоит заметить, что в практику были введены ранее отмененные проверочные испытания для всех учащихся по окончании учебного года.

С 1937 г. по 1941 г. в работе советской школы серьезных изменений не произошло, если не считать, в введение в 1940 г. платы за обучение в старших классах общеобразовательной школы и техникумах постановлением СНК СССР «Об установлении платности обучения в старших классах средних школ и в высших учебных заведениях СССР и об изменении порядка назначения стипендий».

Как видим становление советской системы образования, а также связанного с ним учебно-воспитательного процесса до ВОВ прошло сложную эволюцию.

Поэтому нельзя не отдать должное советскому правительству, что, несмотря на огромные сложности и тяжелые условия, оно планомерно и методично проводила свою политику в области народного просвещения и образования. Если в царской России реформы в сфере образования постоянно откладывались или носили незаконченный половинчатый характер, то в СССР, пусть с ошибками и большими недочетами, но к началу ВОВ сложилась стройная система образования. И можно сказать, что те моменты в советской школе 20 - 30-х годов, которые критикуются в настоящее время, сыграли положительную роль в деле борьбы советского народа с фашистскими захватчиками. В частности, возьмем «перекос» школы в сфере трудовой деятельности. Когда разразилась ВОВ именно трудовые навыки, сноровка, умение своими руками мастерить и ремонтировать помогли как взрослому населению, так и детям выживать на фронте, в тылу и в оккупации в это страшное время. Вторая волна критики направлена на идеологизированность советской школы. С одной стороны, это сильно ущемляло права и сковывало инициативы, как учителей, так и школьников, но с другой стороны мы помним, что именно патриотизм и коммунистическая идеология сплотила советские народности против захватчиков. Таким образом, мы не можем не признать, что советское правительство за очень короткий исторический срок добилась больших результатов в деле народного просвещения.

2.2 Изменения в учебно-воспитательном процессе советской школы под влиянием ВОВ

Великая отечественная война 1941-1945гг. серьезно отразилась на деятельности отечественной школы. Условия военного времени поставили перед органами управления народного образования и учителями новые задачи: охват детей школьного возраста всеобщим обучением; воспитания молодого поколения в духе патриотизма, любви к Родине, стремлении к ее защите, обеспечение необходимой физической подготовки учащихся, забота о здоровье детей; организация труда школьников для оборонных нужд на предприятиях и в сельском хозяйстве; проведение массовой оборонной и политико-просветительской работы среди населения. Эти задачи, а также тяжелые социально-экономические условия военного времени привели к изменению учебно-воспитательного процесса в советской школе.

Прежде всего школе пришлось столкнуться с резким сокращением школьного фонда даже в тыловых районах, непосредственно не испытавших разрушительного влияния войны. Значительная часть школ в тылу оказалась на многие месяцы занята под госпитали, военно-учебные заведения, призывные пункты, казармы и другие объекты военно-хозяйственного значения. Только по состоянию на 1 ноября 1941 г. В РСФСР до 3 тыс. школ было отведено под другие нужды [1. С153]. Это поставило школу перед необходимостью провести меры организационно-педагогического характера. Было призвано необходимым введением много сменности занятий в школе в целях охватить обучением всех школьников в оставшихся школьных зданиях. В результате значительная часть семилетних и средних школ стала работать в две, а то и в три смены. В 1941/42 учебном году по данным не оккупированных территорий РСФСР в первую смену занималось 40,2% учащихся городских школ, во вторую - 38,2% и в третью смену -11,6%. Даже в сельских местностях во вторую смену занимались 25,4%.

В связи с этим школы вынуждены были пойти на сокращение времени, отводимого на урок (до 35-40 мин.); перемен между ними ( до 5 мин. ) и перерыва между сменами до 30 минут.

Известному изменению, правда неодинаковому в различных районах страны, типах школ и на разных этапах войны, подвергались и структура и продолжительность учебного года. Его сокращение было обусловлено участием школьников в уборке урожая в связи с нехваткой взрослых рабочих. Так в 5-10 классах многих школ Казахстана учебный год начинался не ранее 15-20 октября. В связи с этим учебная программа выполнялась за счет рационализации учебного процесса, сокращения продолжительности зимних каникул и весенних каникул, определенной перегрузки учащихся.

Такое положение ставило школу и учителей в неблагоприятные условия, заставляло искать новые пути и формы организации учебной и воспитательной работы, применяясь к конкретным условиям и обстановке. В организации учебного процесса приходилось учитывать наличие в классах не только новых групп учащихся, но и большого количества детей, поздно поступивших в школу и отставших в выполнении учебной программы.

Прежде всего было принято во внимание то, что в условиях войны оказалось невозможным выдержать единые сроки начала и окончания учебного года во всех типах школ и по всей территории страны. В связи с этим Наркомпрос РСФСР в апреле 1942г. издал указ [38. C. 116], устанавливавший время завершения учебных занятий, в зависимости от продолжительности работы школы в течение учебного года. В соответствии с этим приказом отделы народного образования на местах составляли для каждой школы конкретные планы окончания учебных заведений, определяли сроки проведения переводных и выпускных испытаний. Но работа школ осложнялась тем, что сроки прохождения программ были сжаты, а материал, для обязательного изучения, оставался прежним, который приходилось осваивать быстрыми темпами. Естественно не оставалось времени для закрепления материала на практике, в самостоятельных и исследовательских работах. Отсюда появились существенные проблемы в знаниях учащихся по отдельным предметам. Поэтому педагогические коллективы школ искали пути оказания школьникам посильной и повседневной помощи в учении. Учителя проводили консультации и индивидуальные занятия с отстающими учащимися. Школы организовывали помощь учащимся, приступившим к занятиям после перерыва (в связи с различными обстоятельствами, вызванные войной), путем индивидуальных или групповых дополнительных занятий. В ряде городов и районов возникали так называемые летние школы; где школьники во время каникул закрепляли пройденный материал в учебном году.

Поиски новых эффективных методов работы впервые месяцы войны привели к такой форме организации учебной работы, как школьный консультационный пункт. Он оказался весьма незаменимым. в условиях сокращения учащихся старших классов, острой нехваткой учителей и школьных зданий. Программа консультационного пункта ориентировалась в основном на самостоятельную работу учащихся VII-X классов. Школьные занятия лишь направляли и корректировали их работу, а также подводили ее итоги. Школьники проявили необычайную ответственность и дисциплину, занимаясь в необычных условиях дома и в школе. Это позволило многим старшеклассникам в условиях войны продолжить учение и даже закончить школу.